Автор Тема: WiFi умрет очень скоро  (Прочитано 2701 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Сергей Горбачевский

  • Administrator
  • Знаменитый писатель
  • *****
  • Сообщений: 73106
  • Репутация: +321/-3
  • Пол: Мужской
  • Киевстар и Коболев одна шайка
    • Награды
WiFi умрет очень скоро
« : 17, Апрель 2018, Вторник, 09:27:18 am »
Новый гендиректор «Вымпелкома» Василь Лацанич рассказал, чего ждет от государства и почему ему больше не интересно пересчитывать сотовых абонентов.

За 16 лет в МТС Василь Лацанич дослужился до вице-президента по стратегии и маркетингу – в неофициальной табели о рангах сотовых операторов это фактически второе лицо компании. 10 января он занял пост гендиректора «Вымпелкома».

На интервью «Ведомостям» Лацанич пришел с часами Rolex на левой руке и Apple Watch на правой. Действительно, с одной стороны, в его ведении текущий бизнес оператора: отношения с инвесторами, партнерами и государством, финансовые показатели. С другой – бизнес оператора опирается на технологии: нынешнюю и будущую инфраструктуру, сети 5G, умные города, мессенджер, блокчейн. Чего уж там, оператор даже может выпустить собственную криптовалюту.

– Как различается корпоративная культура в МТС и «Вымпелкоме»? Есть ли какие-то кардинальные различия?

– Естественно, различия есть, но они меньше, чем я ожидал. Это все-таки очень похожие организации, в которых одинаковая технологическая платформа, одинаковые возможности работы на рынке и, что интересно, пересекающиеся иногда люди. Если говорить о продукте, то подход скорее различается брендингом. А вот корпоративная культура в некоторых нюансах отличается.

Одного большого международного оператора назвали «министерством связи». Это была не МТС, но, по крайней мере, это определение к МТС подходит. Потому что МТС пытается не просто играть на рынке, но и управлять им. И ощущение такой задачи в МТС стоит. У «Билайна» другая культура поведения – «Билайн» не пытается и никогда не пытался регулировать рынок: «Билайн» на рынке играет.

– По поводу итогов года. У вас разрыв по абонентам с «Мегафоном» почти сравнялся с разрывом по абонентам с Tele2. Какой баланс будет в следующем году?

– Это занимательная математика, но [для меня] она неинтересная. Количество абонентов в свое время было важнейшим индикатором развития оператора на этапе роста проникновения. Это то, за что мы друг с другом боролись, а теперь борьба закончилась. Нет смысла гоняться за сим-картами, если это не приносит value и не влияет на долю рынка.

– Но есть же m2m?

– Да, здесь интересная игра. Сейчас многие города обсуждают и интересуются внедрением смартсистем. И вот очень простой пример. Некий город готов закупить технологию управления светом, для чего каждый уличный фонарь снабжается сим-картой. Она стоит копейки и, как правило, вшивается в фонарь. Этот фонарь уже включается и выключается не просто в зависимости от времени суток или по центральному потоку, а где-то раньше, где-то позже. Когда у него лампочка перегорает, он об этом оповещает. То есть не надо 10 раз приезжать и смотреть, горит он или нет. Но сколько город готов платить за такую лампу оператору? Цифра не порадует: 3–4 руб. в месяц.

– Это реальная цифра?

– Это нами рассчитанная цифра. Ну, 5 руб., но даже не 30 руб. А это значит, что в какой-то момент может появиться 1000 сим-карт с ARPU [показатель среднемесячной выручки абонента] 3–4 руб. Брать или не брать?

– В 2017 г. у нас вырос ARPU на российском рынке за последние пять лет с 290 до 299 руб. Какие есть фундаментальные предпосылки того, что ARPU все-таки будет у нас расти в 2018 г. , может быть, в 2019 г.?

– Увеличение потребления и развития сети опять же теоретически может дать рост ARPU. Уличные фонари будут размывать ARPU. Потому мы для себя уже внутри оцениваем ARPU, разделенный на сегменты. ARPU пользователей классических, ARPU интернета вещей, который может быть совсем другой. Я полагаю, что вот это стоит рано или поздно в отчетности разделять, чтобы избежать размытия. Мы очень надеемся, что вопреки конкуренции на рынке и агрессивности четвертого оператора участники способны растить ARPU за счет и оптимизации продаж, и увеличения потребления услуг.

«ЛЮДИ СПРАШИВАЮТ ТОЛЬКО О ПЕРЕДАЧЕ ДАННЫХ»

– Какой математики от вас ждут? Какие перед вами стоят KPI?

– Мы – бизнес, а от бизнеса в первую очередь ждут денег. Соответственно, правильная математика – доходы, доля рынка в доходах и их превращение через EBITDA в cash flow. И вот это самая примитивная математика. У любого ларька или огромной корпорации она существует и обязана существовать. О чем я беспокоюсь? О том, хорошо ли мы как компания используем рыночные возможности. Это вопрос дохода и того, сколько мы получаем прибыли. Даже не прибыли, потому что она тоже сильно подвержена математике, а вот cash flow – это правильное понятие.

– В 2017 г. у «Вымпелкома» на 32% выросла передача данных.

– Знаете, когда-то в своей прошлой жизни я ратовал и добился того, что мы прекратили публиковать доходы от передачи данных, потому что когда большинство тарифов пакетные, то разделение на данные и голос является чисто математическим упражнением по какому-то правилу, которое у каждого оператора свое, и вы не можете их сравнивать. Но действительно, передача данных сегодня драйвит выручку. На прошлой неделе я провел день в нашем розничном магазине и увидел, что люди приходят и спрашивают только о передаче данных. С новыми тарифами они приходят и спрашивают, как поменять минуты на передачу данных. Минуты не нужны. Это факт. Потому доход мы получаем от пакета, но на самом деле продаем передачу.

– Как вы относитесь к идее не взимать плату за голос?

– Идея бесплатного голоса очень интересна, но ее исполнение завязано на существующих регулирующих нормах. Пока есть интерконнект, пока есть междугородная связь, бесплатный голос невозможен в принципе. Если менять условия на рынке, голос может стать бесплатным. Мне как человеку, которому не чужд маркетинг, ничего не стоит завтра выпустить тариф с бесплатным голосом. А деньги мы будем брать только за передачу данных, но, наверное, в этом случае передача данных будет стоить больше, чем сейчас предлагается на рынке, потому что мы будем так или иначе дотировать голос.

На рынке уже давно существуют тарифы с неограниченной бесплатной связью внутри сети, при этом большинство пакетов используются не до конца. Таким образом, можно считать, что голос уже условно бесплатен. – Что вас как специалиста по маркетингу удерживает от такого шага? – Ее некоторая неинтересность. Помните, я пару минут назад говорил о том, что люди приходят и спрашивают о передаче данных? Сказать им, что у вас есть голос и он бесплатен – это повторить то, к чему они уже на самом деле привыкли. Наши новые тарифы также позволяют общаться без ограничения внутри сети, и мы напоминаем об этом в рекламе, но вряд ли из этого можно сделать фишку, как, например, лет пять назад.

– А вот рост передачи данных, и эти цифры из отчетности, и то, что вы слышали в салоне, – оно не может не требовать возрастающего CAPEX на инфраструктуру.

– Да. Абсолютная реальность для операторов. У нас достаточно высокая маржинальность, но посмотрите на то, сколько из cash flow, который получается из этой маржинальности, идет в капитальные инвестиции на инфраструктуру каждый год. Мы говорим об инвестициях компаний хорошо за 40 млрд руб. в год. Сейчас же мы очень активно обсуждаем 5G. Мы прекрасно понимаем, что его нельзя не внедрить и что болезненно и опасно опоздать с внедрением. Поэтому будем внедрять впереди планеты всей без бизнес-кейса. Колоссальный риск, когда нужно делать ставку на то, что может и не окупиться. Вспомните стоимость лицензий, оплаченных в свое время европейскими операторами. Ими операторов чуть не обанкротили, а бизнеса не было.

– Уже есть какие-то гипотезы по 5G, которые вы отбросили?

– На наш взгляд, сейчас есть завышенные ожидания, которые тоже можно назвать гипотезами. Например, 5G – это самоуправляющиеся автомобили. Так вот я предсказываю, что 5G будет, а самоуправляющихся автомобилей не будет еще долго. 5G строится не для самоуправляющихся автомобилей. А те кейсы, которые мы сейчас разрабатываем, связаны с автоматизацией, но только не автомобилей на улицах. Это могут быть производственные системы. 5G гораздо быстрее Wifi. Кроме того, интегрируется в общую сеть в отличие от него. Это называется индустриальная инженерная система на технологии 5G.

Вообще, я считаю, что Wifi умрет очень скоро. Он уже умирает.

Мы придем более чем в 350 городов, в которых раньше бренд «Билайн» со своим собственным магазином не присутствовал
Очень интересное наблюдение, что с последними инициативами и обязательными регистрациями в сетях Wifi людям лень проходить регистрацию или она проходит не так гладко. Мы видим большой рост потребления LTE в тех местах, где было бы ожидаемо видеть потребление через Wifi. Я полагаю, что 5G будет влиять на поведение пользователей, когда люди не будут пользоваться Wifi, домашними сетями и всем остальным. Они все будут хуже, чем хороший 4G и 5G.

«ДАЙТЕ ПРАВИЛА, ЕДИНЫЕ ДЛЯ ВСЕХ»

– Сейчас получается, что сотовая связь – это последняя оставшаяся отрасль без доминирования государственного игрока.

– Сложно сказать, последняя это или не последняя отрасль. Это очень базовая народная отрасль, потому что ею пользуется массовый потребитель. Любое огосударствление – оно несколько конкуренцию подъедает. Мы это видим с ростом долей больших государственных предприятий на разных рынках. Мне кажется, что это ухудшит условия для телекома. А то, с чего мы начали... Я знаю, к чему вы ведете. Есть какие-то идеи инфраструктурных операторов. Это явно выбивает одну из ног конкуренции. Я не хочу жить в таком мире, где все происходит по какому-то правилу неконкурентного поведения и желанию одного оператора.

– А чего «Билайн» ждет от государства?

– Правил. Дайте правила, желательно единые для всех: честные, понятные и обсужденные с рынком. И в этих правилах мы будем творить чудеса.

– Вы о каких правилах сейчас говорите?

– Продукты той же цифровой экономики подразумевают определенные правила поведения на рынке. Мы надеемся на справедливое распределение доступа к государственным системам. Правила идентификации потребителя, взаимодействия с потребителем, использования данных о потребителе. Эти правила нужно обозначить и сделать едиными для всех. И дальше мы будем их использовать для того, чтобы развивать свои продукты, которые будут нужны цифровой экономике.

– Я обратил внимание, что МТС и «Мегафон» возглавляют рабочие группы по цифровой экономике, а вы нет.

– Если кто-то из операторов возглавляет рабочую группу, это не значит, что он один должен получить преференции. Работа ведется в любом случае в интересах всего рынка. Мы участвуем во всех основных рабочих группах и, когда почувствуем необходимость какой-то стрим возглавить, безусловно, предложим это сделать.

«ОПЕРАТОРЫ ДОЛЖНЫ БЫТЬ РАЗНЫМИ»

– Чем вы хотите отличаться от других операторов?

– Операторы должны быть разными. Сейчас это отличие в основном по бренду, но мы видим развитие операторов в разных направлениях, и происходит та диверсификация, которой еще несколько лет назад не было. Это скорее радует. Например, «Билайн» – самый активный конвергентный оператор на рынке. Вот это надо развивать однозначно. Мы в этом году строим более 5000 новых домов, в следующем – более 10 000. Именно для того, чтобы создать большую поляну работы с конвергентом. Это сравнимо с объемами строительства новых домов, но мы идем и в старые объекты.

– Помимо конвергента, какие еще есть инструменты диверсификации?

– Например, в дополнение к конвергенту будет сильный телепродукт. Тоже конвергентный, т. е. мобильный, фиксированный и все остальное. Это приложения, которых у «Билайна» также немало.

– Как в России развивается мессенджер Veon?

– Как мессенджер – ниже ожиданий, а вот как торговая площадка и платформа для продвижения товара, услуг и взаимодействия между покупателем и потребителем – довольно успешно. Это вообще неожиданно. Строился Veon в первую очередь как мессенджер. Но вышел он уже каким-то пятым или шестым по счету и долю, которая бы существенно изменила расклад на этом рынке, не завоевал. В то же время большое количество закачек и экспериментов показали потенциал marketplace внутри Veon.

– Потребление мессенджера Veon было ниже ожиданий – а сколько вы ожидали?

– Своими маркетинговыми усилиями мы организовали на российском рынке порядка 3 млн инсталляций Veon. Это неплохой результат.

«ЗАКОН ЯРОВОЙ БУДЕТ СТОИТЬ ОГРОМНЫХ ДЕНЕГ»

– А какие правила должны быть, на ваш взгляд, в отношении персональных данных?

– На наш взгляд, необходимо определить новые правила для обработки данных, которые бы учитывали специфику цифровой экономики. Упростить и диверсифицировать процедуру получения согласия на обработку данных. Кроме того, необходимо принимать во внимание и разный уровень ответственности операторов связи и интернет-игроков, которые также имеют доступ к данным пользователей в сети интернет и не стесняются монетизировать эти данные, используя технологии big data. И если интернет-игроки при отсутствии согласия пользователей могут только получать штрафы за незаконную обработку персональных данных, то у операторов связи дополнительно возникают лицензионные риски, которые могут серьезно повлиять на всю коммерческую деятельность компании. При аналогичных нарушениях уровень ответственности операторов связи значительно выше. Кстати, наиболее распространенным способом ухода от санкций, применяемым интернет-игроками, является подмена понятий, когда получаемые при оказании ими услуг данные именуются не персональными.

– А как?

– Cookies. Это не персональные данные, если они прямо не соотносятся с пользователем в сети интернет. Интернет-компании знают о человеке столько же, сколько и мы. Они вычисляют, как его зовут по заполненным формам, а адрес – по IP. Но если мы попытаемся сделать то же самое, нам скажут, что мы без разрешения человека использовали свои сети, чтобы собрать данные о нем, так как оператор связи получает все персональные данные при заключении договора на оказание услуг связи. Получается, что у нас и интернет-компаний один и тот же набор данных и мы так же наблюдаем клиентское поведение, перемещение, предпочтения. Если мы используем эту информацию, как это сейчас делают интернет-компании, мы можем попасть под проблемы с лицензируемыми видами деятельности. Google, «Яндекс» и «В контакте» иметь таких проблем не будут, потому что у них нет лицензированных видов деятельности. Получается, что для кого-то рынок этот очень свободный, я бы даже сказал, слишком свободный. В этом несправедливость.

– Ну это вам привет из телекоммуникационного прошлого.

– Да, но мир меняется. Мы-то меняемся, а схемы управления отстают. Возвращаясь к вопросу, что нам нужно от государства, – не нужно нам преференций, денег. Нам нужно обновить правила игры, которые дадут нам больше возможностей.

– Но вот заработок на больших данных – о каких суммах вообще идет речь?

– О колоссальных. В отчетности легко могут появиться новые отдельные строки.

– Если вернуться к CAPEX, то какие у вас виды на закон Яровой? Буквально несколько месяцев осталось.

– Все, что нужно, мы делаем и будем делать. И денег нам, всей отрасли, это будет стоить огромных. Придется эти деньги заплатить, и это болезненно для бизнеса.

– То есть вы уже заложили CAPEX на его исполнение?

– Мы однозначно готовы вкладывать в это деньги. Но выполнение требований сильно зависит от технического задания и от того, как скоро оно будет определено.

– Это миллиарды или десятки. У «Мегафона» сказано, что это 7–8 млрд руб.

– Все будет зависеть от сформулированных требований.

«НАША РОЗНИЦА СТАНЕТ ОГРОМНОЙ»

– По поводу розницы. Случились события с «Евросетью», сейчас «Мегафон» подал ходатайство о покупке АО «Связной логистика». Как у вас будет меняться и развиваться эта розница? Станет ли она источником тех самых новых сервисов?

– В краткосрочной перспективе мы завершим большой этап интеграции «Евросети» в нашу розницу и она станет огромной. Это более 3000 магазинов. И прекрасная география, мы придем более чем в 350 городов, в которых раньше бренд «Билайн» со своим собственным магазином не присутствовал. Еще в прошлом году интернет-магазин в рознице «Билайн» и по объему, и по обороту занимал 1, 2, 3%. Сейчас он уже доходит до 10%, и сама розница за это время выросла. То есть нам не просто удается вырастить розницу, но и перемещать еще часть в сторону интернет-магазина. И надо признать, что тут «Билайн» хотя и довольно поздно проснулся, но очень хорошо набирает обороты. Я полагаю, что дальше процент онлайн-трейда внутри розницы будет расти и в светлом будущем мы будем сокращать количество магазинов. И тогда мы будем


Оффлайн Сергей Горбачевский

  • Administrator
  • Знаменитый писатель
  • *****
  • Сообщений: 73106
  • Репутация: +321/-3
  • Пол: Мужской
  • Киевстар и Коболев одна шайка
    • Награды
Re: WiFi умрет очень скоро
« Ответ #1 : 17, Апрель 2018, Вторник, 09:28:40 am »
Петя и Ира предсказали смерть Wi-Fi ещё четыре года назад.


Теги:
 

Автомобили BMW получат хотспоты LTE/WiFi

Автор Сергей Горбачевский

Ответов: 2
Просмотров: 3279
Последний ответ 05, Январь 2013, Суббота, 12:53:55 pm
от stormrs