Автор Тема: Наследие Генриетты Лакс подало в суд на американскую биотехнологическую компанию  (Прочитано 5215 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Сергей Горбачевский

  • Administrator
  • Знаменитый писатель
  • *****
  • Сообщений: 82200
  • Пол: Мужской
  • Есть вопросы? Пишите в личку
    • Награды
В понедельник, 4 октября 2021 года, "Наследие Генриетты Лакс" (Henrietta Lacks' estate) подало в суд на одну из крупнейших американских биотехнологических компаний, ThermoFisher Scientific Inc., расположенную в городе Уолсем штата Массачусетс. Судя по всему, это судебное дело может стать одним из самых резонансных дел в "биотеке", словно сошедшим со страниц фантастического романа Майкла Крайтона "NEXT"!

Тут нужно рассказать о предмете судебного разбирательства: речь идет о так называемой "клеточной линии HeLa", уникальной "бессмертной" клеточной линии, извлеченной из тела несчастной Генриетты Лакс, умершей от рака матки в 1951 году. Доктор Джордж Отто Гей, клеточный биолог больницы имени Джонса Хопкинса, извлекший пробы клеток раковой опухоли и нормальных клеток из умирающей Генриетты (без ее согласия, как подчёркивается в иске, но в те годы такой процедуры просто-напросто не существовало), с удивлением обнаружил, что клетки, пораженные раком, могут поддерживать свою жизнь и размножаться, то есть существовать, практически, бесконечно! Джордж назвал их клетками HeLa, по начальным буквам имени Генриетты Лакс. Это были первые человеческие клетки, выращенные в лаборатории, которые стали «бессмертными» — они не погибали после нескольких делений и могли быть использованы во многих экспериментах, что имеет чрезвычайно важное научное значение — это значит, что ученые в любых уголках планеты могли проводить свои исследования и опыты на идентичном клеточном материале.  Поражённый своим открытием, доктор разослал своим коллегам клетки для тестов, и новости о них стремительно распространились по учёному сообществу. За прошедшие 70 лет, "клеточная линия HeLa" чрезвычайно широко распространилась по научному миру, и стала своеобразным "стандартом де факто" для исследований: эти клетки использовали для тестирования новых лекарств, вакцин (в частности, благодаря им вирусолог Джонас Солк разработал первую вакцину от полиомиелита), определения воздействия всевозможных синтетических веществ на метаболизм человека (несмотря на то, что эти клетки все-таки отличаются от обычных, человеческих), в бесчисленных научных экспериментах. К слову сказать, клетки HeLa летали в космос на советском "Спутнике-7", и стали одними из первых первых биологических объектов, достигших лунной орбиты.

Безусловно, значение клеточной линии HeLa для современной науки огромно; некоторые утверждают, что именно HeLa стали основой для современных биотехнологий! Подробнее об этом можно прочесть в Википедии, или просто "прогуглить". Также HBO снял достаточно популистский фильм, посвященный Генриетте Лакс.

Вернемся теперь к сути иска, который наследники Генриетты Лакс предъявили ThermoFisher Scientific. В федеральном судебном иске говорится, что ThermoFisher Scientific Inc., сознательно массово производила и продавала ткани, взятые у Генриетты Лакс врачами больницы имени Джонса Хопкинса, без ее ведома и согласия в рамках «расово несправедливой медицинской системы».

Адвокат, представляющий интересы семьи, Бен Крамп (широко известный по резонансным BLM-делам; в частности, он представлял интересы погибшего Джорджа Флойда — дело, ставшее одним из самых известных за последние годы; впрочем, и остальная деятельность Крампа сосредоточена только на этой, весьма выгодной для его репутации и кошелька, тематике), в частности, заявил: «Просто возмутительно, что эта компания думает, что у них есть права интеллектуальной собственности на клетки бабушки моих клиентов! Откуда у них возникли "интеллектуальные права" на ее клетки, и как они могут извлекать прибыль в миллиарды долларов, когда семья Генриетты Лакс, ее плоть и кровь, ее черные дети совсем ничего не получают?»

Другой семейный поверенный, Кристофер Сигер, намекнул на связанные с этим иски к другим компаниям: «ThermoFisher Scientific не должна чувствовать себя слишком одинокой, потому что весьма скоро они станут лишь одной, среди многих других компаний, которые наживались на клетках Генриетты», - сказал Сигер.

Без всякого сомнения, это дело станет чрезвычайно "резонансным" и важным в силу своего определения (если, конечно, стороны не придут к досудебному соглашению на семизначную сумму) — по сути, это первое biotech и high-tech дело такого масштаба, ведь претензии истцов, ни много, ни мало, распространяются на "весь доход, полученный корпорацией от незаконной эксплуатации клеточной линии HeLa, а также на дальнейшее использование этой линии только с разрешения и по лицензии от "Наследия Генриетты Лакс"! Речь идет о десятках, если не сотнях миллиардов долларов, а также о существенном ограничении научных исследований во всем мире!

Остаётся надеяться, что чрезмерные и несправедливые претензии наследников Генриетты Лакс не будут удовлетворены; вероятно, несколько миллионов (правда, учитывая аппетиты Крампа и Сигера, скорее речь пойдет о десятках миллионов!) долларов наследники Генриетты и получат (и пусть будут счастливы, и вечно помнят свою бабушку и прабабушку!)


Оффлайн Сергей Горбачевский

  • Administrator
  • Знаменитый писатель
  • *****
  • Сообщений: 82200
  • Пол: Мужской
  • Есть вопросы? Пишите в личку
    • Награды
Медицинская журналистка Ребекка Склут заинтересовалась историей Генриетты Лакс еще на первом курсе колледжа. На расследование обстоятельств Ребекка потратила десять лет, проинтервьюировав, кажется, всех, кто имел к этой истории хоть какое-то отношение («от нобелевских лауреатов до уголовников», как пишет она сама). В результате получилась книга «Бессмертная жизнь Генриетты Лакс», от которой невозможно оторваться: одновременно научпоп, детектив, семейная сага и увлекательный экскурс в историю медицины.

За годы работы над книгой Ребекка Склут очень сблизилась с семьей Лакс (кстати, после публикации книги журналистка основала Фонд стипендий для потомков Генриетты). Но поначалу даже простое интервью казалось невозможным. Лаксы были настроены предельно враждебно, и их можно понять.

О том, что клетки Генриетты уникальны, ученым стало известно еще до ее смерти. Но ни тогда, ни потом никто не удосужился связаться с семьей, так что дети Генриетты даже не подозревали о том, какую революцию в медицине совершили клетки их матери. У них не было ни малейших шансов узнать об этом самостоятельно: даже если бы дети Лакс читали медицинскую прессу (а они ее, конечно, не читали — большинство из них не окончили даже среднюю школу), в ней практически никогда не говорилось о личности донора. Крайне редко в публикациях упоминалось ее имя, да и то неправильное — в этих статьях она фигурировала как Хелен Лэйн.

Настоящее имя Генриетты стало известно лишь в 1970-х — только тогда ее муж и дети случайно узнали от знакомых, как много она дала науке и какие деньги на этом заработали коммерческие лаборатории. Сами Лаксы в то время жили в крайней бедности и даже не могли позволить себе медицинскую страховку; Генриетту похоронили в безымянной могиле, потому что на надгробный памятник не было денег. Конечно, муж и дети женщины почувствовали себя обманутыми: «Джордж Гай и больница Хопкинса украли клетки нашей матери и нажили миллионы, продавая их».

Насчет Джорджа Гая они, правда, заблуждались: первооткрыватель HeLa не заработал на клетках ни копейки. Он распространял клетки бесплатно, а впоследствии отказался возглавить первую коммерческую лабораторию клеточных культур. Более того, ему и в голову не пришло запатентовать HeLa или изобретенное им устройство для культивации среды для клеток, которое по сей день используют в большинстве лабораторий. Он всегда жил небогато, и иногда его жене нечем было заплатить взнос за дом, потому что Гай снова потратил зарплату на лабораторное оборудование. А когда в 70 лет ему диагностировали рак поджелудочной железы, он связался с исследователями онкозаболеваний по всей стране, предлагая себя в качестве подопытного для экспериментов. На HeLa действительно зарабатывали миллионы — но не Гай, а те самые коммерческие лаборатории.

По иронии судьбы примерно тогда, когда семья Лакс узнала правду, представители медицинского сообщества впервые вышли на нее сами — но не для того, чтобы поблагодарить или поддержать материально. Дело в том, что клетки HeLa оказались настолько жизнеспособными, что заражали все остальные клеточные культуры в лабораториях. Нужно было срочно разработать генетические тесты, которые могли бы идентифицировать клетки HeLa в других культурах, а для этого требовались образцы ДНК членов семьи.

При этом ситуация, в которой брали образцы, была далека от того, что сегодня принято считать «информированным согласием». Правда, контактировавшая с семьей научная сотрудница утверждает, что по телефону рассказала мужу Генриетты о сути исследования; но пожилой человек с четырьмя классами образования не понял из ее объяснений ни слова и сообщил детям: «У вас хотят взять кровь, чтобы посмотреть, есть ли у вас тот рак, что убил вашу мать». Во время заборов крови им уже ничего не объясняли, так что они были уверены, что делают «тест на рак». (Дочь Генриетты Дебора, которая и так со страхом ждала тридцатилетия, потому что боялась онкозаболевания, теперь запаниковала еще больше.) А позже ученые опубликовали отчет об исследовании ДНК Лаксов: в наши дни подобное разглашение генетической информации с указанием имени человека может грозить крупным штрафом или даже тюремным сроком, но в 1970-е таких законов еще не существовало.

Некоторые эксперты считают, что Лаксы могли бы добиться полного прекращения использования клеток HeLa («обеспечить анонимность клеток HeLa уже невозможно, а поскольку значительная часть ДНК, представленной в клетках Генриетты, присутствует и у ее детей, можно утверждать, что ученые, проводя исследования над HeLa, проводят их и на детях семьи Лакс»). Или по крайней мере, подать иски за нарушение тайны частной жизни и отсутствие информированного согласия. Но дети Генриетты не собираются этого делать. «Не хочу доставлять проблемы науке, — говорит сын Генриетты Дэвид. — И кроме того, я горжусь своей матерью и тем, что она сделала для науки. Надеюсь лишь, что те, кто извлек выгоду из ее клеток, сделают что-нибудь, чтобы почтить ее память и наладить отношения с ее семьей».

28 августа 2019. Как всё перевернулось за два года.


Оффлайн Сергей Горбачевский

  • Administrator
  • Знаменитый писатель
  • *****
  • Сообщений: 82200
  • Пол: Мужской
  • Есть вопросы? Пишите в личку
    • Награды
По книге Склут в 2017 году телеканал HBO снял байопик под одноименным названием «Бессмертная жизнь Генриетты Лакс» с Опрой Уинфри в главной роли. И лишь после этого на сайте госпиталя Университета Джонса Хопкинса появилась страница с описанием жизни Генриетты Лакс и признанием того, что университет «мог бы сделать больше», чтобы оповестить ее семью и теснее работать с ее родственниками. «То, что произошло с Генриеттой Лакс в 1951 году, невозможно представить себе сегодня», — сказала газете The Washington Post Ким Хоппе, вице-президент Университета Джонса Хопкинса по коммуникациям.

Университет настаивает, что никогда не извлекал выгоды из клеток HeLa. Но адвокат семьи Лакс, известный правозащитник Бен Крамп, работавший с семьями убитых афроамериканцев Трэйвона Мартина и Джорджа Флойда, настаивает, что научное сообщество должно «восстановить справедливость» по отношению к Генриетте Лакс и к ее потомкам. «Это не должно продолжаться еще целое поколение, — заявил на пресс-конференции по поводу подачи иска Рон Лакс, внук Генриетты. — Мы хотим, чтобы мир знал — мы хотим вернуть память своей семьи».