G-news

Четверг, 17-е января 2019
05:23:15

Оперативный сотрудник Департамента борьбы с киберпреступностью МВД Максим Литвинов актив­­­но мониторит и анализирует соцсети на предмет выявления признаков преступлений.

 

- Как деятельность социальных сетей касается правоохранительных органов?


Мы преимущественно занимаемся мониторингом соцсетей. Для нас открытой для доступа является только стена соцмедиа, к примеру, «ВКонтакте». Внутренняя переписка пользователей не контролируется. По результатам мониторинга мы выясняем, к чьей компетенции относится выявленный инцидент, после чего принимаем решение: или начинаем работать над этим делом, или направляем в соответствующие структуры, если это не наша зона ответственности. Если же в результате мониторинга выявляем признаки насильственного преступления — уже в нашей юрисдикции.

 

- В чем заключается тактика противодействия киберпреступлениям в Сети?


Вопрос в использовании не столько технических средств и программного обеспечения, которые в принципе одинаковы, а в методике и алгоритме работы. Существует язык компьютерщиков Leet, который распространился в интернете. Основные его приемы - это замена латинских букв на похожие цифры и символы, имитация и пародия на ошибки, характерные для быстрого набора текста. Язык Leet также подражает хакерскому и геймерскому жаргону. В нем часто используется добавление z0r к словам. Используется данный язык в основном в письменном виде. В итоге, появляются слова, которые непосвященному человеку в принципе не понятны. Плюс, конечно же, сленг, который образовался в Сети. Это — слова ИМХО и им подобные: перевернутые слова, смысл которых зашифрован. Они сокращенны до минимума, буквально до нескольких букв. Мы подготавливаемся к этой среде. Работая с «контингентом», перенимаем этот язык на практике. Иногда киберпреступников вычисляем за две минуты. Бывает, гораздо дольше.

 

- Какие особенности соцмедиа доставляют наибольшие сложности для отслеживания радикальных настроений?


В соцсетях нет никаких ограничений. Пользователи сами вольны выкладывать или не выкладывать личные данные о месте проживания или номере мобильного телефона. В соц­медиа порядка 10-20% участников групп являются вымышленными. Люди пытаются обезопасить себя: создают искусственные препятствия для того, чтобы не отвечать на вопросы техподдержки и правоохранителей. Есть ряд серверов, которые никак не контактируют с внешним миром, но предоставляют услуги хостинга, размещают сайты, и получить ответ от них крайне сложно. Например, ответ на вопрос о том, кто в такое-то время в такой-то день являлся владельцем IP-адреса, чтобы вычислить человека, который при­частен к преступной деятельности в киберпространстве.

 

- Каковы ваши предложения по совершенствованию законодательного обеспечения оперативно-розыскной деятельности?


Действительно, самые главные проблемы кроются в несовершенстве украинского законодательства. Мы неоднократно предлагали народным депутатам принять законы, направленные на уменьшение анонимности в интернете. Результатом этого будет ответственность людей. Уровень цивилизованности правоотношений, происходящих в соцсетях, к сожалению, находится на стадии каменного века — кто сильнее, тот и прав.

Действительно, самые главные проблемы кроются в несовершенстве украинского законодательства. Мы неоднократно предлагали народным депутатам принять законы, направленные на уменьшение анонимности в интернете. Результатом этого будет ответственность людей. Уровень цивилизованности правоотношений, происходящих в соцсетях, к сожалению, находится на стадии каменного века — кто сильнее, тот и прав.

 

Анна Кибенок, Власть денег

Вы здесь: Home Новости Телеком и IT Интервью Максим Литвинов: «В соцмедиа порядка 10-20% участников групп являются вымышленными»