G-news

Пятница, 24-е Мая 2019
06:40:54

Директор по развитию бизнеса СКМ рассказал «i», как корпорация будет развивать свои телекоммуникационные активы, а также выразил свою позицию по поводу намерений государства регулировать взаиморасчеты операторов, создать фонд универсальных услуг и продать ОАО «Укртелеком».

 


Вопрос: У СКМ есть два основных актива в сфере телекоммуникаций. Это доля в «Астелите» (ТМ life:)) и оператор фиксированной связи Vega. Сейчас у многих журналистов возникают вопросы именно по последней. Ведь недавно были сообщения неофициального характера, что Vega планирует найти нового инвестора, а тизеры оператора появились как в Украине, так и за рубежом. Хотелось бы узнать, правда ли это или миф.
 
Ответ: Я не смогу ни опровергнуть это, ни подтвердить. Но в принципе интерес к Vega понятен. Группа Vega является самым крупным негосударственным фиксированным оператором в стране, который к тому же достаточно динамично развивался в последние годы. За это время мы периодически вели переговоры с разными потенциальными стратегическими инвесторами с разной степенью, скажем так, плотности. Однако статус этих переговоров мы никогда не комментировали. Да, мы ведем переговоры и сейчас с несколькими крупными стратегами о партнерстве как минимум потому, что у нас в том же «Астелите» есть позитивный опыт партнерства (с Turkcell),— это во-первых. Во-вторых, во всем мире, а в частности в Украине и России, происходит процесс консолидации на телекоммуникационных рынках. Мы видели, что произошло с «Голден Телекомом» и «ВымпелКомом» в России. И в принципе одним из потенциальных сценариев, но вовсе не приоритетным, для Vega является либо партнерство с другим крупным игроком, либо привлечение стратегического инвестора. Но никаких решений пока не было принято.
 
В: Предположим, что к вам приходят и говорят, что готовы купить Vega полностью. Вы смогли бы принять такое предложение?
 
О: Мы бизнесмены. Поэтому понятно, что если цена нас заинтересует, естественно, мы будем готовы такое предложение рассмотреть. Другой вопрос — сейчас рыночная ситуация такова, что есть не так много реально интересных предложений. Нам, в принципе, не раз такие предложения делали на протяжении последних двух-трех лет, пока мы консолидировали этот бизнес из мелких региональных компаний. Ну, как всегда, основной вопрос — вопрос цены.
 
В: Во сколько вы оцениваете Vega?
 
О: Вы знаете, я сейчас боюсь что-то оценивать из-за постоянных колебаний на рынке.
 
В: Но в любом случае, у вас есть какая-то внутренняя оценка…
 
О: У нас были наши внутренние оценки, которые все время менялись, но конкретной цифры я вам не назову.
 
Вопрос: Недавно в СМИ фигурировала оценка в $300 млн. Как вы к ней относитесь?
 
Ответ: $300 млн. — да, порядок цифр примерно такой и есть.
 
В: Сейчас о возможности инвестировать в телекоммуникационные активы СНГ говорят крупные российские операторы, такие как «Ростелеком», например. Вы с этой компанией не ведете переговоры?
 
О: Нет, не ведем. Но интерес россиян к разным нашим активам есть и он понятен. Другой вопрос, что сейчас внимание россиян, наверное, приковано не столько к нашим активам, сколько к «Укртелекому».
 
В: Могут ли крупные западные игроки заинтересоваться местным оператором фиксированной связи?
 
О: Могут. Ведь они заинтересованы, прежде всего, в потенциале роста. И у них пик развития голосовой телефонии уже прошел и сейчас ее место занял широкополосный доступ в интернет. А в России, если вы посмотрите аналитические отчеты, пик прироста абонентской базы в корпоративном сегменте ШПД ожидался в 2011 г., а в массовом сегменте — в 2012 г. По крайне мере так считалось до кризиса. И западные игроки заинтересованы в получении доступа к этому сегменту. Учтите также, что на своих рынках они зарабатывают определенный денежный резерв, но вложить эти средства практически некуда. Понятно, что они придут к нам. И в прошлом году, и в позапрошлом я общался с рядом крупных европейских фиксированных операторов, которые проявляли интерес к нашему телекоммуникационному бизнесу. Однако сейчас все, конечно, с осторожностью смотрят на Украину. Хотя стратегические игроки смотрят не на год-два вперед, а с перспективой на три-пять лет. Я считаю, что в Украине пик роста бизнеса в секторе фиксированной связи придется как раз на это время.
 
В: Vega в прошлом году показала убыток в 104,6 млн. грн., при том что 2007 г. оператор закончил с прибылью. С чем это связано?
 
О: Это номинальный убыток, связанный с тем, что у компании есть обязательства, номинированные в долларах. Более того, сумма всех внешних (не связанных с группой СКМ) долгов не превышает $40 млн. Понятно, что для компании такого масштаба обслуживание этого долга не представляется сложным. Другой вопрос, что когда гривня девальвирует на 80%, мы в отчетности это отображаем как потери. В результате прибыль уходит в минус. Если бы не курсовые разницы, прибыль по результатам 2008 г. была бы положительной.
 
Более того, данные показатели не являются показателями всей группы Vega — это показатели только ОАО «Фарлеп-Инвест», управляющей компании. Что касается всей телекоммуникационной группы, то там совсем другая картина, которой мы как инвестор очень довольны.
 
В: Вы будете в этом году поддерживать оператора?
 
О: Разумеется, мы как стратегический инвестор готовы и будем это делать, при этом стоит отметить, что Vega сама производит позитивный денежный поток. Поэтому никакой существенной финансовой поддержки со стороны СКМ не требуется. Большинство своих потребностей компания может обеспечить и оплатить сама. В 2009 г. оператор планирует инвестировать более 80 млн. грн. в развитие новых сетей. Точный размер инвестиций мы еще не определили. Нужно посмотреть, как будет развиваться рынок. Что касается масштабных инвестиций в развитие сети, то сейчас, в условиях ограниченного доступа к финансовым ресурсам, мы — СКМ — стараемся правильно расставлять приоритеты и максимально эффективно использовать те ресурсы, которые у нас есть. И мы смотрим, где мы сможем получить максимальную отдачу. А это в ближайшем будущем ШПД и в чуть более отдаленном, наверное, IPTV. И не нужно забывать о региональном развитии сети. Сейчас Vega покрывает 17 областей. И за один-два года мы хотим дойти до того, чтобы покрыть все области. Национальное покрытие особенно важно для наших корпоративных клиентов, от которых, кстати, оператор получает почти 2/3 дохода.
 
В: Будете сами достраивать сеть или покупать региональные компании?
 
О: На текущем этапе, я думаю, будем уже сами достраивать. Хотя, если будут продаваться какие-то мелкие разоряющиеся компании по невысокой цене, мы, конечно, их купим. Но, в принципе, мы уже скупили более или менее крупные компании, так что основа у нас есть.
 
В: Кстати, а когда Vega запустит IPTV?
 
О: Мы тестируем услугу. Она не такая простая технически. Недавно мы получили лицензию на вещание в Одессе. Там у нас очень сильная абонентская база и, естественно, проще развивать услугу на ее основе. Посмотрим, что получится.
 
В: А в Киеве услугу IPTV уже запускают маленькие операторы, а большие все никак…
 
О: Да, за Киев обидно. Но в Киеве есть очень сильные кабельные операторы. Поэтому, с точки зрения отдачи на вложенный капитал, может быть, лучше сфокусироваться на других крупных городах.
 
В: Вопросы по вашему фиксированному бизнесу у меня исчерпаны. Поговорим об «Астелите». Прошлый год оператор закончил с положительным показателем EBIDTA $32,2 млн. Есть ли у вас уверенность, что «Астелит» сможет удержать этот показатель на положительном уровне и в этом году?
 
О: Я думаю, сможет. Хотя прогнозы сейчас, конечно, строить нелегко. Если мерить в долларах, то могут быть вопросы, а если говорить о гривневом выражении, то я уверен, что EBIDTA будет только расти.
 
В: Хотелось бы узнать объем инвестиций, запланированный на этот год в «Астелите».
 
О: О них объявляет сама компания. Пока они не готовы это сделать в том числе и потому, что экономическая ситуация не очень предсказуема. Трудно сказать, какой будет курс доллара и спрос на телекомуслуги в текущих условиях. Поэтому сейчас мы работаем по плану первого квартала. По его истечении сформируется план на год. В целом же можно сказать, что в этом году мы планируем инвестировать не меньше, чем в прошлом. Разумеется, инвестировать мы будем в объеме, пропорциональном нашей доле в операторе (около 45%).
 
В: Планируется ли изменение доли?
 
О: Нет. Мы ее сохраняем. Нам контроль и не нужен. Мы довольны тем, что контролирующий акционер Turkcell является опытным игроком на рынке мобильной связи не только в Турции, но теперь и в Беларуси. С другой стороны, уменьшать свою долю мы тоже не хотим, так как видим в данном активе большой потенциал. По примеру российского рынка, у третьего оператора со временем происходит конвергенция с первыми двумя, когда и доли рынка, и показатели доходности примерно равны.
 
В: Предположим, что НКРС решила выдавать лицензии на 3G. Для участия в конкурсах у операторов предполагается наличие определенной суммы денег на оплату самой лицензии и конверсию радиочастот для Минобороны. По последним заявлениям военных, конверсия стоит 2,5 млрд. грн. Поэтому получается, что если будут выданы три лицензии, то каждый оператор должен будет приготовить в текущих условиях до 1 млрд. грн. После этого оператор должен будет инвестировать сотни миллионов долларов в развитие сети. Готовы ли вы на это пойти?
 
О: Если речь идет о таких суммах, то, конечно, встает вопрос, насколько инвестиции в 3G могут окупиться. Для меня этот вопрос пока не очевиден. Причем, я думаю, что для других операторов — МТС и «Киевстара» — тоже окупаемость этих инвестиций не очевидна. Поэтому платить за лицензии больше, чем они стоят с точки зрения возможной отдачи, я думаю, никто не будет. Те суммы, которые вы назвали,— на них будет трудно решиться всем операторам без исключения. Но нужно дождаться в любом случае объявления конкурса. Вы сами знаете, что цена на лицензии несколько раз менялась и пересматривалась.
 
В: Как вы относитесь к инициативам таких госорганов, как Кабмин и АМКУ, как создание фонда универсальных услуг, который предполагает надбавку ко всем существующим телеком-тарифам в размере 3% и признание всех операторов монополистами на своих сетях соответственно?
 
О: Что касается того, что все монополисты на своих сетях, то такие нормы содержатся и в Европейской директиве по телекоммуникациям. Услуга завершения вызова — она действительно является монопольной. Конечно же, я думаю, и нам нужно двигаться в сторону европейских стандартов. Но начинать, на мой взгляд, нужно с самых крупных операторов, которыми являются «Укртелеком», «Киевстар» и МТС, и далее по убыванию. Те споры по интерконнекту, которые то и дело возникают между операторами, связаны, прежде всего, с тем, что этот вопрос никак не регулируется государством.
 
В: То есть вы за регулирование расчетов по интерконнекту?
 
О: Я — за.
 
В: А что касается фонда?
 
О: Тут несколько вопросов. Насколько эффективно будут использоваться деньги из него? Сможет ли кто-то, кроме «Укртелекома», использовать эти средства? И действительно ли при таком высоком уровне мобильной связи нужно на 100% покрывать сельскую местность фиксированными линиями? Может быть, нетелефонизированным абонентам удобнее будет пользоваться сотовой связью? Ответов на все эти вопросы пока нет… Да и вообще, почему за телефонизацию труднодоступных районов, обеспечение их такой социальной услугой, как связь, должны платить сами абоненты, а не государство?
 
В: Недавно «Астелит» ввел потридцатисекундную тарификацию, т.е. несколько ухудшил условия для своих абонентов. Ранее какие-либо значимые ухудшения тарификации у компании не наблюдались. Складывается впечатление, что стратегия оператора несколько поменялась и он стал более осторожным.
 
О: Сейчас все операторы немного меняют тарифы в связи со сложившимися экономическими условиями. Каждый это делает по-разному. «Астелит» старается это делать так, чтобы все-таки доступность услуг для абонентов кардинально не изменилась.
 
В: Еще хотелось бы задать несколько вопросов об операторе, где вы также владеете долей акций в размере 25% — «ММДС-Украина». Насколько я понимаю, инвестиции в этот проект со стороны акционеров несколько затормозились…
 
О: Во-первых, мы там являемся лишь одним из акционеров, а в таких случаях любые существенные инвестиции всегда требуют согласия всех участников. Потом, действительно в связи с тем, что заемный капитал сейчас более дорогой, чем, к примеру, полгода назад, все акционеры компании и менеджмент относятся с большим вниманием и осторожностью к вопросам вложения средств — к тому, на что тратить и сколько тратить. Компания продолжает оказывать те услуги ШПД на других технологиях, не WiMax. Что касается последней, то я уверен, что если этим заниматься, то делать это нужно серьезно, основательно, не «на коленке». Еще несколько месяцев назад не было понятно, какое оборудование является оптимальным. Крупные WiMax-проекты в мире работают, но не совсем еще понятно, какая у них будет отдача… Я думаю, что если мы начнем заниматься этим направлением в полную силу, то будем делать это быстро и агрессивно, чтобы это действительно сработало. Но ситуация на рынке сейчас такая, что достаточно трудно прогнозировать спрос на ближайший год. И делать в таких условиях инвестиции в десятки-сотни миллионов долларов, и когда не все партнеры с этим согласны,— это не совсем правильно.
 
В: Но все же, когда следует ожидать старта от WiMax-проекта ММДС. Потому что планы уже сдвинулись. Ведь первые участки сети планировалось запустить еще в конце прошлого года?
 
О: Да, обсуждалась такая возможность. Проводились тесты. Пока о том, когда будет масштабный запуск проекта, говорить рано. Думаю, что какая-то конкретика может появиться к середине этого года.
 
В: Не планируете ли вы увеличить долю в ММДС или, наоборот, продать свои акции?
 
О: Такие варианты не исключены. Если у нас будут какие-то предложения, то будем их рассматривать.
 
В: У меня к вам осталось еще несколько вопросов банального характера. Все сейчас спрашивают об «Укртелекоме» и я тоже спрошу. Если вдруг грянет гром и ударит молния и ФГИ начнет приватизацию «Укртелекома», готовы ли вы будете в ней участвовать?
 
О: В случае с «Укртелекомом» есть три фактора, которые вызывают определенный скептицизм. Во-первых, приватизация уже очень долго планируется и никак не может состояться. Во-вторых, любой покупатель этой компании столкнется с очень большими проблемами в ее реструктуризации с точки зрения изменения бизнес-процессов, оптимизации численности персонала, изменения культуры менеджмента. Этот процесс займет минимум год-два. И третий фактор — за государством планируется оставить блокирующий пакет. Это создает некую непредсказуемость и неуправляемость компании. Но понятно, что как любой крупный национальный инвестор, для которого телекоммуникации являются одной из стратегических отраслей в этой стране, мы будем внимательно смотреть на то, что происходит.
 
В: Как думаете, убыток в размере 1,5 млрд. грн., которые показал «Укртелеком» за прошлый год, не отпугнет интересующихся инвесторов?
 
О: Не отпугнет, но существенно снизит их желание платить за компанию большие деньги. Нужно дождаться конкурса и посмотреть, кто и сколько за нее сможет предложить.
 

Илья Валерьевич Архипов, директор по развитию бизнеса СКМ, окончил Российскую экономическую академию им. Г.В. Плеханова по специальности «Управление предприятием», а также имеет степень MBA ведущей европейской бизнес-школы INSEAD. С 1995 по 1999 гг. Илья Архипов консультировал клиентов и руководил проектами по улучшению бизнес-процессов и внедрению информационных систем в московских офисах компаний Coopers&Lybrand и PricewaterhouseCoopers. В 2000 г. работал менеджером по операционной деятельности крупнейшего российского интернет-аукциона Молоток.Ру. С 2001 по 2005 гг. участвовал и был руководителем ряда стратегических, организационных и операционных проектов в секторах телекоммуникаций, финансовых услуг, розничной торговли и металлургии московского офиса ведущей международной консалтинговой компании McKinsey&Company. С ноября 2005 г. Илья Архипов отвечает за бизнес СКМ в секторах телекоммуникаций, банковских и страховых услуг и СМИ, а также участвует в определении общей портфельной стратегии группы и в корпоративной реструктуризации. Илья Архипов также представляет интересы ЗАО «СКМ» в составе Наблюдательных советов ОАО «Фарлеп-Инвест», ЗАО «Телерадиокомпания «Украина», ЗАО «Сегодня Мультимедиа», ООО «Астелит».
 
Беседовал Станислав ЮРАСОВ, Экономические известия

Вы здесь: Home Новости Телеком и IT Интервью Илья Архипов: «Мы ведем переговоры и сейчас с несколькими крупными стратегами о партнерстве»