G-news

Пятница, 22-е Марта 2019
02:26:22

Россия – одна из немногих стран в мире, где Google не стал поисковиком номер один. Когда он победит «Яндекс», ворует ли Google идеи и вышел ли на окупаемость его российский офис? Об этом рассказывали Slon.ru глава российского представительства поисковика Владимир Долгов и директор по продуктам Том Стоки, отвечающий за самую известную функцию Google – поиск в интернете.

 

ЧЕГО НАМ ЖДАТЬ ОТ GOOGLE?
 
Slon.ru: Расскажите, чего ожидать пользователю от Google в ближайшее время?
 
Том Стоки: Сейчас мы собираемся включить в поисковые результаты тот контент, который создает его социальное окружение, его друзья и знакомые в социальных сетях. Это могут быть самые разные платформы, например, Twitter, Friendfeed и другие. Мы называем этот продукт Social Search. Вот простой пример. Допустим, я ищу информацию о каком-то фильме, а в этот момент мой друг в своем блоге только что написал о нем заметку. Такая заметка будет отображена в моих результатах поиска в реальном времени. Есть ведь случаи, когда люди, скорее, станут доверять мнению знакомых и друзей, чем словам авторитетных источников. Например, это мнения о кино, о ресторанах и даже о текущих новостях.

 

ВОРУЕТ ЛИ GOOGLE У MICROSOFT?
 
Slon.ru: Можно вспомнить несколько фич из поисковика Bing, которые Microsoft реализовал раньше Google, хотя бы в интерфейсе. Это проигрывание в поиске видео при наведении курсора. Та же колонка с опциями поиска появились у вас через две недели после Bing, и на том же месте, что у Bing.
 
Том Стоки: Гораздо чаще случается наоборот: то, что запускают конкуренты, мы уже протестировали, уже успели поработать над этими идеями.
 
Я думаю, что вопрос, кто первым запускает тот или иной продукт, вторичен. У интернета вообще есть одна важная черта – он открыт, и все конкурирующие компании могут вдохновляться друг у друга. Мы видим, как множество компаний привносят инновации в сферу поиска, – как пример могу привести и Microsoft, и «Яндекс» и, разумеется, Google. Ежедневно мы тестируем несколько тысяч экспериментальных сервисов, и по результатам тестирования решаем, какие из них стоит выводить на рынок. Многие из наших экспериментальных сервисов, которые находятся в лабораториях, пока не анонсированы, и пользователи о них ничего не знают.
 
И достаточно редко бывает, чтобы Google присматривался к с сервисам, запущенным конкурентами. Мы ориентируемся на пользователей, и думаем, как удовлетворить их потребности. Кстати, в моем личном опыте Google – первая компания, которая уделяет столько внимания пользователям, а не своим конкурентам.
 
МУЗЫКА НЕ НАШ БИЗНЕС
 
Slon.ru: А не вдохновится ли Google в России примером «Яндекса», который сравнительно недавно открыл сервис музыкального поиска с ее бесплатным воспроизведением? У Google есть такой в Китае.
 
Том Стоки: Прежде чем запускать такой сервис, мы должны убедиться, что при музыкальном поиске пользователь сумеет найти то, что ищет (и, может быть, еще что-то, чего он не знает), а, во-вторых, работой музыкального поиска должны быть удовлетворены правообладатели.
 
Slon.ru: А имеет ли вообще смысл поисковикам ввязываться в бизнес по распространению музыкального контента, как это делает «Яндекс»?

 

Том Стоки: Роль поисковых машин в любом контенте, будь то видео, изображение или адресные базы, состоит в том, чтобы помочь разыскать информацию и передать трафик непосредственно сайтам, которые таким контентом располагают. Я не думаю, что поисковик сам должен стать производителем контента, но если мы сможем помочь в более быстро искать музыку и переводить пользователей на сайт онлайн-продавцов музыки, то мы будем это делать (Для американских пользователей Google открыл сервис по поиску музыки на следующий день после этого разговораSlon.ru).
 
МЕНЯ НЕ ПРОСИЛИ ПОБЕДИТЬ «ЯНДЕКС»
 
Slon.ru: Вы, вообще, собираетесь побеждать «Яндекс»? Единственный, кого Google сумел обогнать в России за четыре года, это «Рамблер».
 
Владимир Долгов: Тут сложно сказать, кто конкретно кого победил. Я бы сказал, что произошла перестановка сил. Если вспомнить, что мы 4 года назад стартовали с точки 6 – 7%, а сейчас этих процентов у нас сильно больше 30, по данным Comscore, 34 – 35, то я бы не сказал, что у нас все плохо.
 
Кстати, у этой истории есть одна важная часть. Google как юрлицо пришел в Россию четыре года назад. Как поисковик доступен он был и до этого, но четыре года назад, когда мы пришли сюда официально, наши поисковые алгоритмы остались прежними. Google в те времена, скажем так, не очень хорошо говорил по-русски, он не понимал, что в русском языке существует морфология. На исправление этой ситуации у нас ушло где-то полгода, мы адекватно ищем по-русски примерно с весны 2006 г. Так что у нас были дополнительные задачи, а путь к 30% рынка был пройден за три с небольшим года, а не за четыре. Не считаю, что это плохо, это более чем хорошо.
 
Вообще многие считают, что у нас тут сидят люди и с утра до вечера побеждают «Яндекс». Но, слава богу, когда меня брали на работу, передо мной такой задачи не ставили, и в Job Description у меня не написано «к такому-то числу победить «Яндекс»».
 
На самом-то деле мы просто стараемся по-максимуму принести сюда те сервисы, которые доступны нашим пользователям на Западе. В Google есть закладка «More», по-русски называемая странным словом «Еще». Если помните, четыре года назад там было 3 – 4 сиротливых строчки. Открываешь русскую версию и смотришь на нее со слезами, открываешь английскую – и скроллируешь экран. Сейчас ситуация в корне изменилась, и этим я доволен гораздо больше, чем этими числами про долю рынка.
 
А были же продукты, которые в России запустили первыми, например, «Вопросы и ответы». Восемь месяцев он работал только в российской версии Google, и только потом стал доступен в Китае.
 
Slon.ru: Кстати, конкуренты сделали свои «Вопросы и ответы» раньше, чем Google?
 
Владимир Долгов: В Mail.ruU такой сервис сделали раньше, в «Яндексе» позже года на полтора, если только он у них еще жив.
 
ВЫРУЧКАВОПРОС ДЕСЯТЫЙ
 
Slon.ru: Интересно, российский офис Google при всех своих стараниях по локализации за эти 4 года достиг окупаемости? Может быть, расскажете?
 
Владимир Долгов: Россия – очень интересная страна. Это страна с самой большой скоростью роста интернет-пользователей в Европе. Гордость конечно, странноватая, потому что когда у тебя проникновение на уровне 30%, расти просто, а когда 70% – уже сложнее, приходится поработать. Кроме того, у нас растет время, которое люди проводят в интернете, поскольку пользователи переходят на широкополосный доступ.
 
Кроме того Россия – страна с огромным количеством высокообразованных людей в области математики и программирования. У Google есть ежегодный конкурс программистов, когда по всему миру решают задачи, а потом сто человек со всего мира, набравшие наибольшее число баллов, съезжаются в один из наших офисов, в Нью-Йорк или в Маунтин-Вью, для очного соревнования. От России регулярно приезжает туда человек 30. Соответственно, и соотношение инженеров к другому персоналу в российском офисе выше, чем в других странах, и отношение к нам немножко необычное. Поэтому сложно считать нашу окупаемость.
 
Есть и еще один фактор. Когда происходит клик по рекламному объявлению, Google получает за это денежку. Если этот клик оплачивается международной компанией со штаб-квартирой в Америке, то это чей клик? Или когда российская компания платит в России за клик, который происходит в Америке, это чей клик? Есть вещи, которые учитывать очень сложно. Именно поэтому, когда Google объявляет результаты года, еще можно консолидировать выручку по крупным регионам, Америка, Азия, но не по странам.

 

Slon.ru: Построим вопрос по-другому: а Сергей Брин доволен российской выручкой Google?
 
Владимир Долгов:
Я думаю, Сергей (Брин – Slon.ru) и Ларри (Пейдж, второй сооснователь Google – Slon.ru) оценивают деятельность не столько по выручке, а по целой совокупности критериев. Конечно, деньги тоже важны, но в некоторых странах это совсем не главные вещи. В Африке, например, Google сейчас вкладывает большие средства в создание интернет-инфраструктуры, там же вообще нет денег, там одни расходы. Как их оценивать? Сколько потратили?
 
Выручка – не тот параметр, по которому можно оценивать эффективность страны. Выручка – это для стран с гораздо более развитыми интернет-экономиками: для Англии, Франции, Америки. В Англии вообще реклама в интернете в первом полугодии обогнала телевизор. Ничего себе! А у нас в России обороты рекламы в интернете в общей структуре рекламных расходов компаний – всего-то порядка 6%.

 

Влад Чучко, "Слон"

Вы здесь: Home Новости Телеком и IT Интервью Google: «Нет задачи победить «Яндекс»», Директор по продуктам Google Том Стоки и глава российского офиса Владимир Долгов