G-news

Воскресенье, 19-е Мая 2019
19:58:40

У президента Microsoft по России Николая Прянишникова целых три галстука в черно-желтую полоску — на память о 10 годах работы в «Вымпелкоме». На новом месте службы Прянишников их не надевает, но один из личных автомобилей у него, как и прежде, разрисован пчелками «Билайна» с лицами Прянишникова, его жены и троих детей. Расписать машину под Microsoft пока не получается, сетует российский директор компании за ланчем с «Ведомостями».

 

Это действительно проблема: у Microsoft много интересных продуктов — но как их визуализировать? Нарисовать всю семью в окошках Windows? Пока не придумал«, — вздыхает наш собеседник. В январе 2008 г. Прянишников оставил пост исполнительного вице-президента «Вымпелкома» и возглавил российский Microsoft. С тех пор у него родился четвертый ребенок, а сам Прянишников только за первые полгода на новой работе провел более 1000 встреч. «Посчитал по календарю [в Microsoft Outlook]. У нас же все в электронном виде: документооборот, планирование встреч — очень удобно», — смеется он.

 

С Прянишниковым мы встретились в ресторане Hills в Крылатском — в нескольких минутах езды от бизнес-центра «Крылатские холмы», где находятся представительства многих западных корпораций, в том числе и Microsoft. Работать здесь Прянишникову нравится: чистый воздух, с балкона открывается прекрасная панорама Москвы. Разве что с ресторанами негусто. Судя по репликам официантов, которые приносят заказанные нами свежевыжатые соки и маленькие закуски-комплименты, топ-менеджеры Microsoft здесь частые гости.

 

«График работы в компании напряженный, и вначале меня пытались кормить в промежутках между совещаниями всякой треугольной пищей — бутербродиками! — смеется он. — Для здоровья вредно, во-первых, а во-вторых, тратишь на эту треугольную еду те же 20 минут, что ушло бы на нормальный обед. Теперь я в график вставляю обязательно ланч и, естественно, использую его для дела. И когда езжу по регионам, обязательно в конце визита устраиваю ужин для сотрудников нашего представительства. С помощью такого неформального общения зачастую узнаешь больше, чем через официальные презентации». То есть не все в Microsoft происходит по электронной почте, шутя заключает Прянишников.

 

«Молодой — пусть попробует»

 

К своим 37 годам он успел получить три высших образования, а на первую руководящую позицию в бизнесе был назначен, еще будучи студентом Московского автодорожного института. В 1992 г., на третьем курсе, дал объявление о том, что ищет работу, в газету «Все для вас» (текст объявления написала будущая жена, уточняет Прянишников) — и вскоре его пригласили на собеседование в «Московскую сотовую связь» (МСС), предложив работу торгового представителя. «Платили мне тогда $100 в месяц, причем хитро: была маленькая рублевая часть, а остальное переводилось на карточку в какой-то магазин, где ты мог купить только чайник или телевизор, естественно, не сразу, а накопив», — вспоминает он. Спустя два года Прянишников дорос до поста директора по маркетингу и продажам МСС. Правда, уже назначив его на эту должность, генеральный директор МСС Вячеслав Гуркин обнаружил, что новый топ-менеджер еще не имеет диплома о высшем образовании, и засомневался в своем решении. Но потом махнул рукой: дескать, молодой — пусть попробует.

 

Спустя четыре года Прянишников уже считал, что в качестве заместителя гендиректора по коммерции МСС реализовал все свои управленческие возможности. «Номерную емкость продали под завязку. Набрали большое количество абонентов. В кризис 1998 г., когда у всех на рынке были убытки, показали самый большой рост доходов, — перечисляет он. — И тут как раз я повстречался с Дмитрием Борисовичем Зиминым [основателем и тогдашним гендиректором «Вымпелкома»], который сказал: «Слушай, как это вам удается? Вот бы и нам тоже так!»

 

Прянишникова эта встреча поначалу вдохновила на разработку нового проекта для МСС. Идея была в том, чтобы компания стала сервисной компанией одного из сотовых операторов стандарта GSM, это позволило бы «Московской сотовой», работавшей в уже устаревающем стандарте NMT, компенсировать дефицит номеров. Лицензии на работу в GSM тогда в России были только у двух компаний — МТС и «Вымпелкома». И вот по инициативе Прянишникова МСС вступила в переговоры с «Вымпелкомом». Но дело не заладилось. Зимин настаивал на покупке пакета акций в компании. А владельцы МСС отказывались продавать свои акции кому бы то ни было со словами: «У нас и так хороший бизнес». В конце концов Зимин посмотрел на Прянишникова и произнес: «А может, нам нужен не сервис-провайдер, а просто хороший коммерческий директор?»

 

В начале 1999 г. Прянишников подписал контракт с «Вымпелкомом» о назначении на должность первого вице-президента и коммерческого директора. Но тут его образцово-показательная карьера неожиданно притормозилась.

 

«У многих просто едет крыша»

 

Выйти на работу в «Вымпелком» Прянишников не смог. В компании в то время уже был один первый вице-президент. А быстро поменять корпоративную структуру под двух первых вице-президентов «Вымпелком» не мог. Возвращаться в МСС глупо, после того как там со всеми окончательно попрощался. И новую работу искать уже было нельзя из-за подписанного контракта. Пришлось Прянишникову несколько месяцев сидеть дома (хорошо хоть компенсацию ему за это выплатили).

 

Однако именно этот период в своей карьере президент российской Microsoft считает едва ли не лучшим с точки зрения личностного роста. И даже рекомендует всем топ-менеджерам не отказываться от подобных испытаний, если они выпадут на их долю: «Вчера ты был вице-президентом большой компании, с помощниками и водителями, а теперь стал никем. Во-первых, видишь, что все люди на одном уровне и не важно, кто ты — крутой топ-менеджер или просто специалист. А во-вторых, понимаешь, как к тебе люди на самом деле относятся: тот, кто вчера перед тобой лебезил в приемной, сегодня тебе уже руки не подает, а твой жесткий оппонент вдруг начинает оказывать тебе поддержку… Опускаешься с неба на землю. Очень полезно».

 

Ведь у многих топ-менеджеров в России, если приглядеться, просто едет крыша, продолжает Прянишников, — от власти, от полномочий, от очень быстрых денег. «Особенно это чувствуется в замечательных наших компаниях с государственным капиталом: люди прорываются наверх через родственные связи или еще как-то и начинают считать себя очень важными, — замечает он. — Надеюсь, я все эти испытания прошел, но жизнь нас, топ-менеджеров, постоянно провоцирует. Поэтому стараюсь все время об этом помнить. Быть проще, демократичнее. Хорошо, что в Microsoft все на «ты».

 

«Любой процент от $270 млрд — уже неплохо»

 

К сентябрю 1999 г. Прянишников наверстал упущенное за время вынужденной безработицы: у «Вымпелкома» начали резко расти продажи благодаря придуманным новым топ-менеджером «коробочкам» «Би плюс» — комплектам из sim-карты с телефоном всего за $49. До кризиса нормальным считалось тратить на сотовую связь по $250-300 в месяц. Затем цены снизились раза в три пропорционально падению доходов граждан, но сотовая связь все равно оставалась элитарной услугой, пока «Вымпелком» не вывел на рынок «коробочки» Прянишникова. С той поры его карьера снова вернулась на прежнюю благополучную траекторию. Он получил несколько опционов на акции «Вымпелкома», которые удачно реализовал в начале 2008 г., — за те 10 лет, что он проработал в компании, ее капитализация выросла в 20 раз. «Я же всегда был корпоративным патриотом. Ни в каких левых делах и побочных бизнесах не участвовал, так что компании, в которых я работал, меня всегда щедро вознаграждали», — говорит Прянишников. Не была исключением и Microsoft, акционером которой он (как и все ключевые сотрудники компании) стал сразу после вступления в должность. «В Microsoft твоя доля акций увеличивается с каждым годом работы в компании, если ты работаешь хорошо, конечно. Поэтому с каждым годом увеличивается мотивация не уходить из компании. Любой процент от $270 млрд (капитализация Microsoft. — “Ведомости”) — уже неплохо, правда?» — улыбается Прянишников в ответ на вопрос о размере своей доли.

 

На новую работу его переманили хедхантеры из Hedrick & Struggles. Обычно он от таинственных хедхантерских предложений встретиться и поговорить отказывался, но в середине 2008 г. решил попробовать. «Информация, в принципе, меня заинтересовала, хотя и не настолько, чтобы все бросить и переходить в Microsoft. Но с каждой встречей с руководителями компании уважение к ней увеличивалось у меня все сильнее», — говорит Прянишников. Его впечатлило, что Microsoft тратит по $9,5 млрд в год на научные исследования и разработки и при этом занимается не только бизнесом, но и социальными вопросами. Например, сейчас компания открывает по всей России бесплатные курсы для обучения компьютерной грамотности «Твой курс» и собирается выдавать гранты авторам перспективных российских разработок.

 

Правда, идеи с грантами для российских программистов и компьютерным ликбезом для народа возникли у Miсrosoft относительно недавно. А ведь этот международный монополист присутствует на российском рынке более 20 лет. И мы ехидно интересуемся у Прянишникова, что мешало компании с многомиллиардными доходами делать добрые дела в России раньше.

 

«Microsoft в России совсем недавно была относительно маленькой компанией по объему продаж, — отвечает Прянишников. — Но за последние годы объемы продаж в России существенно выросли (их размер компания не раскрывает. — “Ведомости”). Теперь это уже серьезный бизнес — и новые инвестиции можно обсуждать». Резкий рост российского бизнеса Microsoft, по его словам, вызван комплексом причин. Прежде всего выросло количество компьютеров в стране. При этом Microsoft усилила обслуживание крупных корпораций. И уровень компьютерного пиратства в России за три года снизился с 80 до 68%. «В Америке, к примеру, уровень пиратства — 24%, в Европе — 35%. Так что мы на правильном пути, но предстоит еще много работы», — замечает Прянишников.

«Моя стратегическая цель — развить и расширить R&D [НИОКР] в России, — говорит он. — Потенциал у российских программистов и разработчиков велик. В самой Microsoft работает 1000 русскоязычных программистов. Со многими я встречался в США, и они готовы приезжать в Россию, чтобы работать в нашем представительстве».

 

Рецепт от Прянишникова

 

Прянишников так увлекся рассказом о российском бизнесе Microsoft, что совершенно забыл о своем каре ягненка со шпинатом, а ему скоро ехать на переговоры в офис. Мы обещаем задавать вопросы подлиннее, чтобы он успел закончить обед. И спрашиваем, что он думает о проекте иннограда в Сколкове.

 

Президент российского Microsoft, конечно же, за инновации, но по всей стране, а не в одном подмосковном районе. «И второй момент: иллюзий, что это можно сделать решением сверху, я бы все-таки не испытывал. Можно быстро потратить деньги на строительство бизнес-центров. Но привлечь действительно умных людей, вернуть их из-за границы — тут нужно многое: имидж страны, ее открытость». Для Прянишникова в этом смысле показательно внутренне противоречивое отношение российских властей к иностранным инвестициям и зарубежным компаниям. «Ряд чиновников в правительстве очень даже открыты — встречаются [с инвесторами], говорят правильные слова. Но часть абсолютно консервативна. У них все время возникают какие-то мысли о том, как бы страну закрыть и ввести какие-то барьеры», — говорит он. Или другая проблема: в целом высшие руководители российского государства и регионов — очень достойные люди: «Но на следующих уровнях, к сожалению, много совсем неэффективных руководителей».

 

Есть у него и ответ на вопрос, как можно изменить ситуацию, — брать в федеральные и региональные органы власти новых управленцев из бизнеса. Но не предпринимателей («у них бизнес-интересы неизбежно начинают превалировать над государственными»), а топ-менеджеров крупных корпораций, «людей, пропитанных хорошей корпоративной культурой, западной или российской с западной ментальностью». Свою кандидатуру он не предлагает — уверен, что в ближайшие три года будет полностью загружен в Microsoft: «Но менеджеров, которые прошли такую школу и понимают, что не надо воровать, не надо левых бизнесов и откатов, в России уже много».

 

Ольга Проскурина, Игорь Цуканов, "Ведомости"

Вы здесь: Home Новости Телеком и IT Интервью «Я всегда был корпоративным патриотом», — Николай Прянишников, президент Microsoft Rus