G-news

Четверг, 21-е Марта 2019
05:55:11

Литовченко ИгорьИнтервью президента ЗАО "Киевстар Дж.Эс.Эм." Игоря Литовченко агентству "Интерфакс-Украина"

 

Вопрос: Объединение "Киевстара" и активов "Вымпелкома" в Украине является, безусловно, одним из важнейших событий в отечественной телекомотрасли за последние несколько лет. Вы постоянно утверждаете, что абоненты от такого объединения только выиграют. Расскажите, пожалуйста, как будет проходить объединение абонентских баз? Видите ли вы какие-то потенциальные проблемы?

 

Ответ: Наша задача – сделать так, что бы абоненты не почувствовали никаких неудобств при переходе в нашу сеть. В течение месяца будет открыт национальный роуминг для абонентов Beeline в сети "Киевстар" и они планомерно перейдут в нашу сеть - никаких проблем с этим вообще не будет. Они получат увеличенное покрытие, улучшенное качество связи, которое есть в "Киевстар", сервис, который обеспечивает "Киевстар", реально почувствуют разницу в лучшую сторону.

 

Вопрос: А что будет с тарифными предложениями? Ведь тарифная политика Beeline отличалась от вашей.

 

Ответ: Наш принцип – только хорошие новости. Как минимум, до конца 2011 года у абонентов Beeline будут действовать их тарифы. Но уже вместе с этим мы будем выводить специальные предложения для абонентов обеих компаний, для того, чтобы абоненты Beeline захотели перейти в "Киевстар". Это предложения, которые будут включать в себя уже предполагаемую синергию. Ведь "Киевстар" силен и в мобильной телефонии и в мобильном интернете, а Beeline силен в фиксированной связи и домашнем интернете. В дальнейшем мы будем предлагать комбинированную услугу от "Киевстар" и Beeline в одном пакете.

 

Вопрос: Как будет проходить интеграция сетей мобильной связи?

 

Ответ: В этом процессе следует выделить три составляющих. Во-первых, это топография сети, реальное расположение базовых станций. Второе – это сами базовые станции, их моральный износ, возраст, технологическая совместимость.. И третье – это программное обеспечение.

 

Что мы уже сделали? Мы изучили топографию сети Beeline . Сейчас мы детально изучаем, когда какие базовые станции были закуплены и их функциональные возможности. Есть около 30% уникальных базовых станций от общего количества у Beeline , которые мы можем использовать в своей сети. Все остальное будет демонтировано и либо утилизировано, либо передано, я не исключаю такой возможности, компаниям группы Vimpelcom Ltd. После чего будет заменено программное обеспечение, для того чтобы вся сеть работала на едином программном обеспечении. Скорее всего, это будет на базе ПО, используемого "Киевстар", потому что мы регулярно обновляем свою сеть, и она у нас на 40-50% готова к переходу на связь третьего поколения. Проблем как таковых не будет, потому, что мы работаем с одними и теми же поставщиками. Вопрос времени и детального изучения состояния сети.

 

Вопрос: В процессе принятия решения о разрешении на сделку возникал вопрос о чрезмерной концентрации украинского радиочастотного ресурса в руках объединенного "Киевстар"-"Вымпелком" Позже вы говорили, что готовы отказаться от части. "Киевстар" действительно готов вернуть частоты, принадлежащие Вeeline.

 

Ответ: Я говорил, что мы готовы их отдать, продать, вернуть, при условии, что это кого-то заинтересует. Но пока к нам с этим вопросом никто не обращался.

 

Вопрос: Насколько это возможно с регуляторной точки зрения?

 

Ответ: Возможно, хотя отдельного прописанного регламента такого процесса нет.

 

Вопрос: Но ведь по заявке оператора комиссия может их забрать?

 

Ответ: Да может, но оператор когда-то заплатил деньги за лицензию на эти частоты. И сейчас платит регулярно плату за пользование. Сумма платы выросла в этом году в пять раз. Он может посчитать и сказать – вот этот объем мне не нужен, я его готов отдать, продать, обменять и т.д.

 

Пока я не вижу в этом необходимости. Но если ко мне придет компания и скажет мне нужны частоты в 900 МГц, мы сядем, и будем договариваться.

 

Вопрос: А самостоятельно использовать вы их планируете?

 

Ответ: На сегодняшний день мы работаем не только над топографией сети, но и ведем перепланирование частот. Немаловажный момент: мы хотели бы иметь возможность провести рефарминг, а также добиться внедрения технологической нейтральности в стране.

 

Вопрос: А вы можете договориться с операторами и провести перепланирование частот?

 

Ответ: Не все операторы этого хотят. Хотя, это реально это улучшит качество для абонентов, но, в частности, "Астелит" - против.

 

Вопрос: Но ведь как раз у них почти нет частот в 900 МГц, и им это могло бы быть выгодно?

 

Ответ: Не знаю. Может, у компании нет денег на их развитие, и тем самым они сдерживают остальной рынок.

 

Вопрос: После перепланирования сетей вы будете иметь часть частот, которые просто не используются?

 

Ответ: Нет. Если к нам никто не придет за то время, пока мы будем заниматься перепланированием, мы будем эти частоты использовать. Это даст нам возможность меньше закупать оборудование. Но мы готовы пойти на встречу, если кто-то проявит желание.

 

Вопрос: А если будет принято решение о технологической нейтральности?

 

Ответ: Диапазон 900 МГц и 1800 МГц можно использовать под разные технологии. Если бы только правительство утвердило изменения в план использования радиочастотного ресурса, где после слова 900 МГц было бы не GSM, а еще и другие стандарты, мы на существующих частотах смогли бы предоставлять абсолютно разные услуги. Есть успешные примеры UMTS в 1800 МГц и в 900 МГц, и мы уже вели переговоры с поставщиками. Могли бы попробовать.

 

Вопрос: Вы заговорили о технологии третьего поколения. Сейчас в очередной раз говорят, что конкурс будет. О каких, по-вашему, полосах частот сейчас должна идти речь, и о какой цене за них?

 

Ответ: Да, действительно, даже названа сумма конверсии - 840 млн грн, но только не понятно за что? За какую полосу частот? И каким образом она будет выдаваться и нарезаться.

 

У нас почему-то идут от обратного: с начала вы должны нам заплатить какую-то сумму денег за конверсию. А потом мы вам что-то дадим. Как можно покупать кота в мешке? Если мы говорим о прозрачных правилах игры, я понимаю это так: вот есть полоса частот. Она стоит определенную сумму, и она до конца не свободна. Что бы ее освободить, нужна еще какая-то сумма денег. После чего я, как оператор, могу посчитать, сколько вообще мне надо заплатить. Чтобы начать предоставлять эту услугу. Дальше, я беру стоимость оборудования, покрытия и считаю, когда я могу эти деньги вернуть. И принимаю решение – какая мне нужна полоса.

 

Для того чтобы мне сделать какой-то вывод, мне нужно услышать предложение: что продается и за какие деньги. И в какие сроки я могу это получить. Я не услышал ответа ни на один этот вопрос.

 

Вопрос: А что бы Вы хотели?

 

Ответ: Мы бы хотели получить 35 МГц за те же деньги, за которые их получил "Укртелеком". Если мы говорим о равных условиях. Ведь почему 50% жителей Украины, которые пользуются мобильной связью от "Киевстар" должны чувствовать себя ущемленными в возможностях? У нас нет UMTS, нет сегодня CDMA-450 как у МТС, где бы можно было предоставлять скоростной интернет.

 

Вопрос: А вам нужны были эти 450 МГц?

 

Ответ: В тот момент, когда их переводили из технологии NMT в технологию CDMA – да, были нужны. И мы бы сейчас тоже предоставляли скоростной интернет. Но тогда нам их не дали, а просто переоформили для МТС.

 

Вопрос: И все же, сколько должно быть полос частот под третье поколение и сколько вы готовы заплатить за одну полосу?

 

Ответ: Послушайте, ну ведь ни для кого не секрет, что минимум 35 МГц в диапазоне третьего поколения свободны сегодня. Давайте двигаться поэтапно. Возьмем то, что свободно и выставим на тендер. Стартовая цена такая же, как была у "Укртелекома" - $30 млн. Не привязываясь к гривне. Выставляется та полоса, на которую конверсия не нужна. В результате торгов цена поднимется до определенного предела. Кто выиграет – развивает дальше. Получили деньги – направили на конверсию и выставьте вторую полсу. И делайте это постепенно. Можно просто ускорить процесс. Если мы будем освобождать весь спектр, это займет много времени. Военные просто так частоты не отдадут, они захотят получить деньги на свое развитие и это абсолютно нормально. Но нужно логическое движение вперед.

 

Вопрос: Вернемся к процессу слияния. Как интеграция бизнесов отразится на совокупных финансовых показателях, на эффективности.

 

Ответ: Смотрите, до слияния, маржинальность "Киевстар" по EBITDA была в районе 58%-60%. После интеграции показателей "Beeline-Украина" она снижается до 51-52%. Финансовые показатели "Beeline-Украина", как известно, были хуже. Они брали кредиты у материнской компании, которые надо возвращать, у них принципиально другая абонентская база мобильной связи, к тому же бизнес широкополосного доступа пока еще убыточен.

 

Вопрос: Это окончательное падение маржинальности или вы будет ее повышать?

 

Ответ: Для нас нынешнее состояние - отправная точка. Мы совмещаем два бюджета и результаты третьего квартала станут основой для дальнейшего роста. Мы планируем только рост, причем и в мобильной связи тоже, но незначительный. В основном рост будет за счет FTTB и мобильного интернета.

 

Вопрос: А восстановить рентабельность мобильного бизнеса до уровня "Киевстара" перед слиянием уже не удастся?

 

Ответ: Это вопрос рынка в том числе. Если все операторы будут готовы пойти на восстановление, это вполне реально. Если мы уйдем от политики ценовых войн, от нулей внутри сети. Что я вижу сегодня: "Астелит" и МТС поднимают стоимость минуты разговора, хотя и предлагают ноль внутри сети. Вам, к примеру, предлагают ноль внутри сети, и за этот ноль вы привыкаете говорить много. Потом вам добавляют плату 5 грн за то, чем вы уже пользуетесь или за какую-то дополнительную услугу. Вы привыкли говорить много, у вас ноль на основное направление и для вас эти 5 грн не проблема. Вот то, что происходит у каждого оператора, который сейчас есть на рынке.

 

Возвращения к агрессивному снижению цен не хочет никто – да и некуда больше снижать. Операторы сами, согласно закону о телекоммуникациях, определяют свои тарифы – их регулирует рынок. А вот после принятия новых правил предоставления телкомуслуг они уже этого не смогут делать, поскольку начинает применяться регуляторная политика. Вот они утверждают: вы не должны брать плату за соединение. Вопрос: почему? Моделей тарификации звонков может быть много: с платой за первую секунду разговора, за третью минуту, может быть только плата за соединение, а за разговор не взиматься вообще. Или, например, вопрос посекундной тарификации роуминга. Как в роуминге можно посекундно тарифицировать звонок?

 

Вопрос: А почему нет?

 

Ответ: Потому что сегодня это технически невозможно. Абонент находится в другой сети - информация вам поступает с задержкой. Роуминг предоставляется абонентам, имеющим определенный остаток на счету, чтобы он не ушел в минус. Посекундная тарификация технически невозможна. А это хотят прописать в правилах.

 

Вопрос: Но ведь в новых правилах могут быть и положительные моменты. Из того, что обсуждалось, например, обязательное информирование абонента об изменении тарифов или о стоимости контент-услуг.

 

Ответ: Мы и так это давно делаем – все абоненты всегда информируется обо всех изменениях через смс-рассылки, прозвоны, письма и даже объявления в газетах. Создается впечатление, что регулятор занимается показательными выступлениями, показывая свою значимость, а на самом деле правила рынка меняются под потребности одного игрока.

 

Вопрос: Вы чем-то готовы это доказать?

 

Ответ: А чем эти новые правила не доказательство? Чем отмена платы за соединение не доказательство? Она сейчас отсутствует только у "Астелита" и всем пытаются навязать такие условия.

 

Знаете, у меня вызывает уважение, отношение к телекоммуникациям в России. Там отрасли телекоммуникаций уделяют внимание на государственном уровне. Выступая на экономическом форуме в Петербурге, президент РФ Дмитрий Медведев номером два среди важнейших задач называет развитие телекома, новых технологий. И ставит задачу, чтобы на 40% территории России работал широкополосный интернет-доступ в течение трех лет. Это амбициозные цели, но этому уделяется внимание. В Украине только "Киевстар" сегодня дает 1% ВВП страны. Мы готовы давать еще больше, но для этого нужны условия. А государство не создает условия. Что дадут, например, вот эти новые правила? Они дадут общее снижение рынка в деньгах. Они приняты в интересах небольших компаний, которые итак фактически не платят в бюджет. Ни рынок от этого не выиграет, ни государство, ни абоненты.

 

Вопрос: Почему не выиграют абоненты? Ведь смыслом правил как раз было создать условия, чтобы тарифные предложения операторов были максимально понятны абонентам.

 

Ответ: Потому что, если бы наши тарифы были непонятны абонентам, качество связи было неудовлетворительным, разве у нас было бы столько абонентов?

 

Вопрос: А почему Вы думаете, что речь идет только о "Киевстар"? Если у вас прозрачные тарифы, о чем вам беспокоиться?

 

Ответ: Нас не устраивает, то, что рынок пытаются загнать в рамки. У каждого оператора есть своя маркетинговая политика и стратегия продаж. Она складывается, в том числе, и из тарифных планов, которые предлагаются абоненту. У нас есть тарифные планы с платой за соединение и без нее. Почему же мы должны отказываться от каких-то тарифов, если они нравятся миллионам наших абонентов, но не нравится кому-то другому. Потому что у только одного игрока на рынке платы за соединение нет?

 

К сожалению, я не могу назвать практически ни одного положительного принятого изменения для рынка за последние месяцы, после того как поменялся состав регулятора.

 

Вопрос: Но ведь задача НКРС регулировать не только межоператорские взаимоотношения, но и заботится о правах абонентов?

 

Ответ: Хорошо, давайте говорить об абонентах. На сегодняшний день в Украине самые дешевые тарифы на связь из всех европейских стран и стран СНГ. Чем же абонент не доволен? Он платит ниже, чем любой другой абонент в Европе, пользуется лучшей сетью, чем в Европе.

 

Вопрос: Но существующий на сегодняшний день беспорядок в тарифах приводит к тому, что абонент не знает, сколько заплатит в конце месяца.

 

Ответ: Если абонента один раз обманут, второй раз обманут, он просто возьмет и уйдет к другому оператору.

 

Вопрос: А привязка к абонентскому номеру?

 

Ответ: Это на сегодняшний день наименьшая проблема. Даже отдельное законодательное решение принято о существовании национального роуминга и переносимости номера.

 

Вопрос: Но переносимость номера еще не запущена…

 

Ответ: Не запущена, и я считаю, что принимать отдельное законодательное решение о национальном роуминге, когда операторы и до этого прекрасно договаривались и сотрудничали в этом направлении сами – неразумно. Переносимость номера нужно было внедрять не сейчас, на насыщенном рынке, а раньше – когда рынок только начинал расти.

 

Вопрос: И все-таки к правилам. Вы будете их оспаривать?

 

Ответ: Мы сейчас занимаемся их изучением. На данный момент я вижу стремление вмешаться в хозяйственную деятельность оператора, ведь по закону оператор имеет право самостоятельно устанавливать тарифы. Будем анализировать. Сейчас проект правил ушел на согласования в министерства, и я не исключаю того, что мы сможем убедить всех в их неэффективности. Будем с вести диалог с Кабмином. Некоторые негативные вещи нужно останавливать.

 

Рынку от регулятора необходимы четкие правила игры, установленные не в интересах какого-либо одного игрока, а способствующие развитию всего рынка и технологий. Для этого регулятор должен слушать и слышать всех игроков.

 

Вопрос: Почему в прошлом году НКРС вас устраивала?

 

Ответ: Потому что ранее регулятор хотя бы давал операторам возможность договариваться. Рынок – работает здоровая конкуренция и это абсолютно нормально. Ведь если оператор хочет привлечь абонентов, он никогда не выведет тарифы, которые непривлекательны для абонентов. Если у оператора будет плохое качество связи и непонятные тарифы – к нему не придет ни один абонент.

 

Вопрос: По-вашему, после смены правительства НКРС начал работать в интересах одного игрока?

 

Ответ: После смены состава НКРС, к сожалению, начала работать не на пользу, а во вред рынку.

 

Сейчас нас пытаются регулировать, ссылаясь якобы на решения Еврокомиссии, выдергивая оттуда отдельные положения. Но при этом умалчивается, что в Европе, если, например, регуляторно снижаются доходы операторов от снижения ставок интерконнекта, то у им моментально регулятор предоставляет новые возможности по внедрению новых технологий, а значит росту дохода и развитию. А что происходить у нас? С одной стороны, операторы который год не могут получить возможность развивать третье поколение связи, индустрии некуда расти, а с другой – отрасль зажимают в рамки. Например, где еще вы найдете существование платежей в Пенсионный фонд в размере 7,5% (от тарифов)? А фонд универсальных услуг, который собираются сделать, и отчисления в который тоже лягут на абонентов? И это, вы говорите, оператор не заботится об абонентах? Это регулятор не заботится о них.

 

Вопрос: Давайте немного отойдем от этого вопроса. Помимо слияния "Киевстар" и "Вымпелкома" грядет еще одно крупное событие: приватизация "Укртелекома". Скорее всего, покупателем госоператора будет один из уже действующих игроков. Как вы относитесь к появлению в следующем году на телекомрынке двух мощных центров: "Киевстар" плюс "Вымпелком" и "Укртелеком" плюс его покупатель.

 

Ответ: Кто бы не оказался покупателем "Укртелекома", я думаю, мы движемся по российскому сценарию: будет три компании на рынке.

 

Вопрос: Причем две из них со значительной долей…?

 

Ответ: Я не могу сказать, что значительно изменится ситуация на рынке сотовой связи. Может измениться второе-третье место, но я не вижу причин, чтобы в ближайшее время изменилась лидирующая позиция "Киевстара". Их просто нет.

 

Вопрос: Но расстановка сил в любом случае изменится?

 

Ответ: Знаете, у оператора просто должны быть уникальные услуги и предложение на рынке, что бы он мог дифференцироваться от других игроков. Как я уже говорил, в будущем, по факту, у всех будет более-менее одинаковое покрытие, одинаковые услуги, поэтому абонент пойдет туда, где его лучше обслужат. Я могу сказать, что мы предлагаем своим абонентам лучший сервис. Наш колл-центр один из самых эффективных в Европе, сеть одна из лучших в Европе. Абоненту важно чтобы он за те же деньги получил большее количество услуг – вот наш девиз сегодня, это то, к чему мы стремимся.

 

Вопрос: Вы говорите, что важно предложить что-то новое, отличное. Vimpelcom Ltd ожидает синергию от слияния мобильного и фиксированного бизнеса. Такую же синергию может ожидать и покупатель "Укртелекома", с поправкой на масштабы, конечно. И если вы предлагает что-то новое, например совместные продажи мобильного и фиксированного интернета, то и покупатель "Укртелекома" сможет это сделать. Третий игрок останется не у дел.

 

Ответ: Ну почему? Даже если МТС купит "Укртелеком", то у "Астелита" останется Vega, есть ведь группа компаний. Гипотетически такая возможность есть у каждого игрока: у "Киевстара" с Вeeline, у МТС с "Укртелекомом", если они его купят, у "Астелита" с Vega.

 

Вопрос: А если говорить о межоператорских взаимоотношениях? Например, вокруг ставок интерконнекта. Последние несколько лет они далеко не самые теплые. Поменяется ли расстановка сил?

 

Ответ: Прогнозы давать достаточно неблагодарное дело. Как я уже говорил, хотелось, чтобы на рынке давно появились одинаковые правила игры для всех. Если мы говорим о ставках интерконнекта, то давайте зафиксируем их хотя бы на несколько лет. Менять их несколько раз в год достаточно проблематично.

 

Сегодня сложно договориться по поводу ставок интерконнекта. Мы можем договориться и найти общий язык с равной нам компанией, например, с МТС. У нас паритетное количество звонков, равное покрытие, практически равные условия, но сложно договориться с маленькой компанией, когда трафик неравнозначный. Да, есть европейский опыт, который говорит: ставки интерконнекта на фиксированные и мобильные сети сближаются. Понятно, что при этом крупный оператор теряет деньги, но также и государство их теряет. Но при всем этом, он получает возможность компенсировать потери за счет предоставления новых услуг на базе 3G. Однако у нас этого нет. Несколько односторонний подход.

 

Возьмем, к примеру, весь рынок интерконнекта: 65% из него это интерконенкт между мобильными сетями, 15-20% международная связь и роуминг и 15% - между мобильными и фиксированными сетями. То есть раньше 65% расчетов на рынке интерконнекта осуществлялось по ставкам 0,5 грн/минута, а сейчас – условно 0,35 грн/минута. Рынок уменьшился, а значит, сократились и налоговые поступления: НДС, налог на прибыль. За последние полтора года после снижения ставок бюджет потерял около 1,5 млрд грн. А весь "сыр-бор" начался из-за ставок между мобильными и фиксированными сетями.

 

На следующий год регулятор устанавливает новые ставки 0,36 грн/минута на мобильные сети и 0,25грн/минута на фиксированные. Мы готовы с ними работать, но нам нужна какая-то отправная точка, чтобы построить свой бюджет до конца года, на следующий год. Сделать какие-то прогнозы.

 

Самой лучшей иллюстрацией является дискуссия "Киевстар" и группы Vega. Ну не можем мы им предложить симметричную ставку при интерконнекте фиксированной и мобильной сетей. И этому есть логичная причина – обслуживание большой сети мобильной связи "Киевстар" стоит дороже, чем обслуживание сети фиксированной связи Vega.

 

Вопрос: Почему себестоимость интерконнекта не является публичной? Кто-то подает в НКРС эти расчеты?

 

Ответ: Вопрос в отсутствии единой методологии расчета. У каждого свой подход к себестоимости интерконнекта и единой системы расчета нет. То, что когда-то пыталась сделать Одесская академия связи, но та методика была забракована регулятором.

 

Вопрос: Если ставки интерконнекта вступят в силу с 1 января, на какой период они должны действовать?

 

Ответ: Ставки должны утверждаться хотя бы на два года. Отрасли нужна предсказуемость и стабильность регуляторной среды, и четкое понимание со стороны государства важности развития телекоммуникаций для страны.

 

"Интерфакс-Украина"

Вы здесь: Home Новости Телеком и IT Интервью Слияние с Beeline для нас отправная точка для дальнейшего роста - Литовченко