G-news

Среда, 17-е Июля 2019
12:33:17
Интернет-десятилетие, невнятное начало которого затерялось между "ошибкой 2000" и 11 сентября, первым обвалом доткомов и обрушением домов на Каширке, первыми записями в Livejournal и Путиным, определенно заканчивается сейчас — Цукербергом, Джобсом, Дымовским, Кашиным, WikiLeaks и заснятыми на iPhone погромами у Кремля.

 
Лидерство Apple

 
Компания, которую еще 10 лет назад списали с фондовых счетов даже ее адепты — дизайнеры, музыканты, джет-сеттеры всех мастей, обогнала по капитализации Nokia почти в 10 раз, но что важнее, изменила не только себя, но и будущий рынок кинопроката, музыкальной и журнальной дистрибуции, оправдала внедрение сетей 3G и движется дальше. Поколение джет-сеттеров приземлилось, надеемся, навсегда, а Apple, кажется, даже не собирается останавливаться.
 
Ожидания: iPad 2.0.
 
Опасения: здоровье больного то ли раком, то ли ВИЧ главы компании Стива Джобса.
 
Мобильный интернет

 
К добру и злу, чтение сообщений и публикация фотографий упростились и ускорились необыкновенно. В этом году термин "доступ в интернет" стал окончательно архаичным. Скорее, нужно говорить о доступе интернета во всю остальную жизнь. С одной стороны, мобильный интернет обеспечил синхронное присутствие "всех" на подмосковных пожарах, в палате Кашина, в дальневосточных лесах и на Триумфальной площади. С другой стороны, породил новые сжатые жанры свидетельства и письма, изменил поведение, ухаживание, привычки. И у меня, и у собеседника постоянно звенит и жужжит в кармане, и иногда кажется, что курение было более безопасной и более локальной зависимостью. Сорок тысяч маленьких братьев постоянно следят друг за другом и за тобой, и осмысленный сигнал пропадает в нарастающем гуле подросткового шума, а грамматика начинает зависеть от раскладок клавиатур.
 
Ожидания: realtime видео в сетях 4G.
 
Опасения: персональные WikiLeaks, утечка всех и всяческих данных.
 
Facebook

 
Именно в этом году стало понятно, что на долгое время у нас остается только одна социальная сеть, которая меняет не только технологии общения в сети, но и тех, кто общается. Подростку из Гарварда удалось не просто похоронить MySpace, Classmates, LinkedIn и даже отправить в утиль московских "Одноклассников" и "Вконтакте", но стать первой после Гейтса ролевой моделью для ботаников, а это стоит немыслимо дорогого: миллиардов 50 после выхода на IPO, пару "Оскаров" для Соркина, лайк два раза еще в этом году.
 
Ожидания: новая система электронной почты.
 
Опасения: даже не знаю, откомментируйте кто-нибудь.
 
WikiLeaks

 
Со времен Уотергейта наши представления о журналистских расследованиях и общественной реакции на них не сильно менялись вплоть до появления обесцвеченного австралийца. Но как выяснилось теперь, один в поле вони не остается чистым, и его вынужденное геройство может быть не по нраву не только разоблаченным, но и обывателям, чьи невостребованные права на свободу информации он, казалось бы, защищает.
 
Ожидания: новые порции каблограмм, подражатели из предместий.
 
Опасения: большая хакерская война.
 
Русский интернет

 
Как выяснится потом, этот год был важнейшим для русского интернета, хотя свершений, событий, открытий и конкретных памятных дат в нем было немного. Это был год, в который огромное количество мелких (или крупных, но невидимых) изменений переросло в иное качество, перешло в иное состояние среды — деловой и информационной, и социальной, что бы ни подразумевало это слово. Собственно, в этом главное изменение: интернет не только стал независимой социальной средой, или даже для миллионов главной — во многом равной, а во многом обратной обществу в целом,— но и добился этого признания во всем offline community. Он признан истеблишментом, бюрократией, традиционными медиа, силовиками, провинцией, этническими меньшинствами и даже премьер-министром, не знавшим, где у компьютера кнопка, но Алексей Венедиктов ему распечатывал и носил. Именно в этом году русский интернет не только изменился "в целом", но изменил поведение, бытование каждого. Смешались поколения: в сеть пришли бабушки и родители, впервые за многие десятилетия став "друзьями" своих детей. Мы больше не включаем телевизор, чтобы увидеть, не открываем газет, чтобы прочесть. Интернет давно перестал быть с краю нашего общения, но именно в этом году он оттеснил на обочину почти все "обычные" средства информации и связи.
 
Ожидания: счастье и благоденствие.
 
Опасения: государственное регулирование.
 
Развиртуализация

 
Она проявлялась в этом году во всем. Сообщества, явным или нечетким образом сформировавшиеся в интернете, в прямом смысле вышли на улицы. Они тушили пожары, получали скидки в барах и магазинах, спасали детей, ругали власть, перекрывали трассы и закрывали стройки, громили витрины, защищались и убивали. Сеть выступила организатором пользовательских масс, полностью переиграв на этом поле традиционные институты — газеты, партии, кухни, стадионы и лагеря. Публичная реакция чиновников всякого ранга на твиты Навального и друг друга на этом фоне смотрелась, как старый фильм — неловко и не смешно, какие-то рынды и червяки.
 
Ожидания: масштабные общественные изменения.
 
Опасения: они же.
 
Смена героев

 
Я даже не заметил того момента, когда, чего уж там скрывать, мои друзья Антон Носик, Тема Лебедев и другие, исстари владевшие умами и управлявшие действиями интернет-элиты вплоть до вроде совсем недавнего времени, стали чудовищно неактуальны. Дело не только в смене поколений. И пришедшие им на смену Дуров, Эсманов, прости господи Полозкова, Навальный и тот же Кашин не кажутся мне ни умней, ни лучше, ни последовательней, ни эффективней, но созвучность времени — главный и по большому счету единственный критерий для сетевого авторитета, не измеряемого ни числом френдов, ни количеством профессиональных наград. Время сжимается, изменяется наш язык, и, возможно, к концу следующего года и сегодняшние герои исчезнут, так что не стоит учить новые фамилии, если вы не знаете их и так. Может быть, нам только сегодня кажется, что Кашин — вместо Политковской, Навальный — вместо Илларионова, Эсманов — вместо Цинципера, Мильнер — вместо Акопова, «Дождь» — вместо НТВ, Полозкова — вместо Гришковца, и только Пелевин под занавес 2010 года — снова сделался самим собой.
 
Ожидания: новые имена.
 
Опасения: вместо собственного.

 

Демьян Кудрявцев, КоммерсантЪ