G-news

Суббота, 19-е января 2019
06:35:02

После арабских революций, стартовавших в соцсетях, правительства не могут чувствовать себя спокойно. Популярные в Украине соцмедиа обладают серьезным революционным потенциалом, а за дискуссионными группами здесь стоят известные персоны. Их фамилиями настойчиво интересуются сотрудники спецслужб.

 

Кареглазая женщина, лицо которой скрывает черная паранджа, — так выглядела аватарка виртуального персонажа, от имени которого корреспондент «ВД» в качестве эксперимента создала протестную группу в сети «ВКонтакте». Называлась она «Мы против!». С ее помощью мы попытались выяснить, способен ли обычный гражданин спровоцировать демонстрацию через соцсети. По правилам виртуальной игры была создана «левая» страничка — вымышленные личные данные, временные почтовый ящик и номер мобильного. Для обозначения революционных целей группы озвучены призывы выйти на митинг. Соответствующую атмосферу создавали фото массовых демонстраций, использованные в дизайне странички, и загруженная революционная музыка. Но за неделю в созданную корреспондентом группу вступило лишь около 250 участников. Дело в том, что по правилам выбранной нами соцсети, в группу нельзя пригласить более 40 человек в день. Отправленные со страницы сообщения с приглашениями расцениваются как спам, и профайл автоматически блокируется. Чтобы его работа возобновилась, приходится ждать сутки. Так мы столкнулись с проблемой: как привлечь тысячи участников в группу? Специалисты готовы разрекламировать площадку за достойную плату: привлечение пользователей — от 3 тыс. грн., поддержка группы — 85 грн. за час работ. Итак, чтобы стать серьезным «онлайн-революционером», нужны постоянные финансовые вливания. Не удивительно, что у большинства дискуссионных площадок есть влиятельные покровители. Об этом хорошо известно силовым структурам, отслеживающим такие протестные группы, как только они приобретают определенное влияние.

 

Невидимой рукой


По оценкам директора по развитию компании Electionmall.ua Тимофея Ситникова, одно социальное медиа насчитывает в среднем около 130 тысяч дискуссионных площадок. Точной статистики не существует хотя бы потому, что численность таких групп изо дня в день меняется. Но по ориентировочным подсчетам, четыре крупнейших соцсети — «Однокласс­ники», «ВКонтакте», LiveJournal и Facebook — содержат более 500 тыс. групп, в которых обсуждаются политические и социальные темы. Потенциально они представляют революционную опасность для власти.

 

«Дискуссионные арены мобилизируют сторонников, и за этими сообществами всегда стоят неслучайные люди», — уверен Роман Жарков, оптимизатор сайтов компании Aweb. Основная масса «покровителей» дискуссионных групп — оппозиционные политики, бизнесмены и общественные деятели. Этот тезис «ВД» подтвердили в аналитическом отделе одной из спецслужб, по нашей просьбе поделившись данными о том, с кем связывают те или иные протестные площадки в соцсетях.

 

Одна из дискуссионных площадок, которой активно интересуются отечественные спецслужбы, — «Свободно о политике» в «Одноклассниках». Здесь бурно обсуждается российская и украинская политическая жизнь.«За многочисленной и влиятельной группой «Свободно о политике» стоят известный шахматист, лидер российского «Объединенного гражданского фронта» Гарри Каспаров и Эдуард Лимонов, председатель партии «Другая Россия», которой было отказано в регистрации в соседней стране», — рассказывает аналитик одной из украинских спецслужб на условиях анонимности. Примечательно, что, по данным украинских правоохранителей, группу «Свободно о политике» ранее закрывали российские спецслужбы. Позже площадку при помощи денежных вложений покровителей возродили. Сегодня это сообщество активно мониторят спецслужбы Украины, России и Беларуси.

 


Сетевые протестные группы хороши тем, что их создатели не обязаны представляться, а те, кого к ним причисляют правоохранители, всегда могут от таких площадок откреститься. Так поступил и Эдуард Лимонов, к которому «ВД» обратилась с вопросом о причастности к созданию и финансированию группы «Свободно о политике». Правда, в том, что сообщил нам российский политик, обнаружились несоотвествия. Он поспешил заверить, что «никаких площадок в соцсетях не поддерживает». «У меня есть только ЖЖ. И это все», — почему-то заявил г-н Лимонов, хотя на его собственном официальном сайте, кроме ЖЖ, перечислены ссылки на действующие странички в пяти других соцмедиа. В одной из групп «ВКонтакте», указанной на сайте нашего собеседника, «ВД», например, удалось пообщаться с членом исполнительного комитета «Другой России» и пресс-секретарем партии г-на Лимонова Александром Авериным. Так что свою влиятельность в Сети российский оппозиционер в общении с «ВД» явно преуменьшил.

 

Одна из самых многочисленных протестных групп «ВКонтакте» — «Зеленый Фронт». В ней уже более четырех тысяч участников. В украинских спецслужбах ее связывают с бывшим политзаключенным, известным психиатром, общественным деятелем и правозащитником Семеном Глузманом. Эта группа создана одноименной общественной организацией, возникшей в Харькове, когда в парке Горького началась вырубка деревьев. С тех пор движение разрослось и обзавелось сетевыми группами почти во всех регионах страны. Направление деятельности «зеленых фронтовиков», как в Сети, так и офлайн — протесты. В первую очередь, экологические. Но это не помешало представителям движения присутствовать в прошлом году и на предпринимательском Майдане в Киеве.

 

Координатор «Зеленого Фронта» Игорь Рассоха признался «ВД», что до ноября 2010 г. группу «Зеленый Фронт» в сети «ВКонтакте» поддерживал бывший губернатор Харьковщины Арсен Аваков. «Сейчас Аваков поддерживает другую группу в этой соцсети. Называется она «Прорвемся». Ее активисты и создатели вышли из состава группы «Зеленый Фронт» в конце прошлого года. Мы сохраняем с ними продуктивные отношения, проводим совместные акции». Однако нынешних покровителей группы «Зеленый Фронт» координатор «фронтовиков» предпочитает не разглашать. «Мы полностью волонтерское движение», — категорично заявляет г-н Рассоха. Между тем, Семен Глузман, которому спецслужбы приписывают влияние на группу «Зеленый Фронт», на вопрос «ВД» ответил примерно так же, как и Эдуард Лимонов. Заявил, что к названной площадке отношения не имеет.

 

Методы «вербовки»


Задача модераторов дискуссионных групп — привлечь большое количество участников. Для этого используют спам-технологии и психологическую обработку (НЛП). Бывший психофизиолог Главного управления разведки Виталий Опанасенко утверждает, что основной «клиент» организаторов протестных площадок — пользователи, переживающие личные проблемы. «Вычислить» их можно по количеству времени, проведенному в Сети. «Если человек «зависает» в интернете дольше пяти часов, значит у него вакуум в жизни, ему чего-то не хвата­ет: революции, действий, — говорит г-н Опанасенко. — Таких и «вербуют» в сторонники, отправляя приглашение вступить в группу. Впоследствии на митинге, где есть толпа и хаос, «найденыш» выполнит отведенную ему роль. Он охотно будет тем, кто в определенный момент кричит «Геть!» или «Ганьба!».

 

Киевлянина Александра, фамилию которого «ВД» не называет из этических соображений, во время депрессии привлекли в сообщество националистического характера. Теперь он занимается тем, что продвигает идеи этого движения в интернете. «Могу дезинформировать, для этого использую рассылки сообщений и видео, — рассказывает он. — Создаю тематические обсуждения, размещаю информацию на «стенах» интернет-пользователей». Контакт активистов дискуссионных групп с социумом требует спецподготовки, которую теперь можно получить в «виртуальных университетах». Это ресурсы с обучающими материалами в электронном виде. Бло­геры «посещают лекции» и по­­стигают тактические основы противоборства в киберпространстве.

 

Львовский блогер и программист Роман Голубовский подчеркивает, что «дипломированные» активисты манипулируют настроениями в дискуссионных группах, часто оставаясь незаметными. «Когда высказывается «неправильная» мысль, внимание от нее отворачивается профессиональным троллингом. Приходит «тролль» и бросает провокационную фразу на совершенно другую тему. Чем более вызывающей и грубой она будет, тем лучше. Участники дискуссии отвлекаются и перестают обсуждать предыдущую, — поясняет блогер. — Если долго повторять неправду, люди начинают верить. Фразы: «В Донецке — бандиты» и «Во Львове — нацисты» хорошо это иллюстрируют. Повторяющая «истина» сильнее впивается в умы».

 

Расшифровка «электронных демонстрантов»


Оперативники силовых структур, отстаивая правительственные интересы, ведут борьбу с теми, кто, по их мнению, предоставляет угрозу нацбезопас­ности. Ежедневной «фильтровкой» протестных групп в соцсетях занимаются специальные отделы и департаменты в СБУ, Главном управлении разведки, МВД. «Порядка 12 человек в нашем информа­ционно-аналитическом отделе ищут и характеризуют сети и группы. Главный кри­терий мониторинга — ключе-вые слова «политика», «рево­люция», «религия». Данные участ­ников таких групп берут «в разработку». В основном это почтовые ящики, на которых они зарегистрированы», — инкогнито делится секретами техник-оперативник одной из силовых структур. Наиболее пристальное внимание отечественные спецслужбы уделяют двум социальным сетям — «Одноклассники» и «ВКонтакте».

 

Чтобы получить возможность заходить на закрытые страницы активистов, «технари» готовят виртуального «бойца», который постепенно входит в доверие участников, чтобы получить заветное приглашение в друзья. Аналитики спецслужб мониторят, кто и с какой частотой пишет комментарии, просчитывают уровень агрессии в зависимости от наличия ненормативной лексики и призывов к насильственным действиям. Впрочем, по признанию собеседников «ВД», нередко в разряд военизированных попадают даже те группы, которые с первого взгляда ничем радикальным не выделяются. Например, безобидный внешне лозунг «Кто верит, тот победит!» вызывает у специалистов правоохранительных органов настороженность.

 

Лидер общественного движения «Общее дело» Александр Данилюк не скрывает, что не прочь отозвать власть с помощью революции. В прессе его уже назвали «профессиональным революционером». Он протестовал еще в начале 2000-х — во время акции «Украина без Кучмы». Осенью прошлого года выступал со сцены предпринимательского Майдана уже как руководитель Всеукраинского центра содействия предпринимательской деятельности. Кстати, налоговый Майдан — отечественный пример организации протестов через соцсети. Многие его участники поддержали протесты именно благодаря обсуждению в интернете. Теперь новый бренд Данилюка — «Общее дело» — наращивает сторонников в соцмедиа. «Наши страницы в соцсетях взламывались и уничтожались несколько раз, — рассказывает Данилюк. — Перед Днем Гнева (14 мая с. г. — прим. «ВД») сотрудники СБУ наведались в компанию, которая предоставляла нам хостинг, и посоветовали избавиться от нашего ресурса. Поэтому мы были вынуждены перенести хостинг на зарубежный сервер».

 

Судя по всему, в соцсетях активно собирают народные массы. Причем за большинством дискуссионных площадок в интернете стоят хорошо известные политические и общественные движения. Часть из них — это «профессиональные революционеры», зарабатывающие на бунтах, другая — оппозиционные политсилы, стремящиеся прийти к власти. Виртуальный мир позволяет им вести идеологическую работу с гражданами не только «в открытую» (давая понять, кто стоит за той или иной группой), но и инкогнито. А это — новые возможности влияния на общественное мнение. По оценкам основных игроков на дискуссионных «аренах», возможную массовую демонстрацию, организованную через интернет, в первый день поддержат порядка 10% собранной ими группы в соцсети. Если акция будет успешной, то число сочувствующих, вышедших на Майдан с помощью соц­сетей, будет увеличиваться. Не удивительно, что между виртуальными революционерами и властью развернулось противоборство в Сети. Каждый из них испытывает потребность в новых усовершенствованных методах информ­войны, о которых не будет известно «противнику».  

 

Анна Кибенок, Власть денег