G-news

Среда, 22-е Мая 2019
03:53:00

Игорь Литовченко, президент крупнейшего мобильного оператора Украины «Киевстар» рассказал, сколько денег компания потеряла на колебаниях валютного курса и в каком случае будут повышены цены на связь.

 

Не секрет, что компании сейчас активно сокращают расходы. В том числе это касается корпоративной мобильной связи. Бизнес начал переводить сотрудников на личный счет. «Киевстар» уже как-то почувствовал на себе последствия такой политики?

 

В среднем наш абонент тратит 45 гривен в месяц. И тенденций к падению пока не наблюдается. Мобильная связь настолько влилась в жизнь каждого человека, что отказаться от нее достаточно сложно. Хотя полноценно говорить о влиянии кризиса на наш бизнес можно не раньше февраля-марта. Сейчас мы не только не сокращаем специалистов, а наоборот — увеличиваем штат. За счет дополнительных услуг планируем увеличивать доходность компании. Среди нововведений — широкополосный доступ в Интернет, мобильная реклама, совершение платежей с помощью телефона… Строим новое офисное здание, в котором разместятся отделы, специализирующиеся на новых направлениях.
 
Даже тарифы поднимать не собираетесь?

 

Нет. Если «Укртелеком» не повысит плату за доступ к своей сети — так называемый интерконнект.

 

Не секрет, что «Киевстар» рассматривает возможность приобретения крупного оператора фиксированной связи. Почему компания вдруг проявила подобный интерес?

 

Любой бизнес нацелен на увеличение доходности. Наш — не исключение. Как один из вариантов — покупка одного из игроков рынка. Однако, в любом случае, за этим должно стоять желание и решение акционеров.

 

Какие предприятия у вас на примете?

 

Сегодня на рынке много компаний, которые занимаются телекоммуникационным бизнесом, например, «Воля кабель», «Инком», «Фарлеп-Оптима» и другие. Мы готовы рассмотреть варианты приобретения как крупной компании, так и небольшого, но перспективного игрока.

 

Когда «Укртелеком» выставят на продажу, будет ли «Киевстар» принимать участие в его приватизации?

 

Для «Киевстара» вопрос такого актива, как «Укртелеком», спорен. С одной стороны, конечно, хотелось бы иметь разветвленную фиксированную сеть с лояльными абонентами. С другой стороны, я прекрасно осознаю, что представляет собой сегодня «Укртелеком». Чтобы сделать этот бизнес рентабельным, необходимо вложить в предприятие немало средств и оптимизировать ряд процессов. Покупка 3G лицензии компанией, чьи абоненты не готовы к потреблению услуг нового поколения, было преждевременным решением, что привело к долговым обязательствам и падению доходности.

 

Очевидно, они работали на перспективу, когда брали кредит на получение лицензии 3G…

 

Бизнес должен проходить определенные этапы своего развития. К примеру, мы идем планомерно. Вначале появился стандарт NMT, потом GSM, GPRS и EDGE. Далее идет 3G. И все стандарты мобильной связи «Киевстар» предоставлял клиентам, база которых накопилась у нас с момента начала нашей деятельности на украинском рынке. А начинать все с нуля… Во-первых, люди не совсем готовы к использованию стандарта связи третьего поколения. Во-вторых, необходимо иметь такое же покрытие, какое, к примеру, есть у «Киевстара». Мы планируем самостоятельно развивать технологию 3G. А пока заключили роуминговый договор с компанией Utel, чтобы наши абоненты могли воспользоваться высоко-скоростным доступом к Интернету, который сегодня уже востребован.

 

В то же время компания МТС не скрывает своей заинтересованности в приобретении «Укртелекома». Как считаете, почему?

 

Тут возникает вопрос:  МТС или акционеры МТС?

 

Существует какая-то разница?

 

МТС — это компания, которая котируется на Нью-Йоркской бирже. И любое приобретение телекоммуникационного актива автоматически ведет к повышению стоимости компании. Тем более, если это перспективное вложение на какой-то промежуток времени. Однако не факт, что они хотят купить весь «Укртелеком». Нужен инвестор, который будет управлять и развивать весь «Укртелеком».

 

Вам известно, кому еще интересна покупка «Укртелекома»?

 

Ряду западных компаний. Однако участвовать в приватизации они хотели до кризиса. Сегодня потенциальные покупатели поставили этот вопрос в режим ожидания. Понятно, что чем быстрее будет продан «Укртелеком», тем меньше государство потеряет денег. Ведь с каждым годом стоимость компании только уменьшается.

 

Как возможное повышение «Укртелекомом» тарифов на фиксированную связь может отразиться на ценовой политике мобильных операторов?

 

На каком основании «Укртелеком» планирует поднимать цену на предоставляемые услуги связи? Можно объяснить повышение коммунальных платежей за счет поднятия цен на горячую воду, газ. Хотя это также спорный вопрос. Но предпосылок для поднятия стоимости фиксированной связи нет. Если это произойдет, то мобильные операторы будут вынуждены повысить стоимость услуг для своих абонентов. А в условиях кризиса это повлечет массовые отключения абонентов. Бюджет недополучит большое количество денег.

 

Компания «Киевстар» пытается в судебном порядке добиться выдачи лицензии для работы в стандарте 3G. Какие успехи на этом поприще? Почему были проиграны суды?

 

Сегодня правительству невыгодно, чтобы кто-либо из действующих операторов получил лицензию. Если это произойдет, потеряется преимущество «Укртелекома», обладающего лицензией на стандарт связи третьего поколения. Для профессионалов, которые могут просчитать бизнес, получение лицензии было заведомо понятным. Это было сделано для увеличения стоимости компании с целью последующей продажи предприятия. Подозреваю, что до тех пор, пока «Укртелеком» не будет продан, Кабмин не даст возможности получить частоты другим игрокам рынка. Таково мое личное субъективное мнение.

 

На что ссылаются суды, оставляя без удовлетворения иски «Киевстара»?

 

Суды придерживаются формального подхода и четко следуют букве закона. Аргументов, поясняющих решения суда, предоставлено не было.

 

Вы судитесь с вашим регулятором — Национальной комиссией по радиосвязи?

 

Нет, они как раз нацелены на конструктивную работу. Им выгодно, чтобы отрасль развивалась. Проблема заключается в военных, которые являются держателями частот. Не пользователями, а именно держателями. И камнем преткновения является цена проведения конверсии на высвобождение этих частот.

 

Известно, что в начале года за конверсию частот Миноб-ороны просило 600 миллионов гривен, а полгода спустя — почти в два раза больше. Как аргументируют повышение цены чиновники?

 

Сегодня эта сумма уже колеблется в пределах 2-2,5 миллиарда гривен. Аргументация банальная — нужны деньги. Для сравнения, в России был проведен конкурс, на котором стоимость лицензии составила 100 тысяч долларов (у нас цена, заплаченная «Укртелекомом», 30 миллионов долларов). Частоты выдали трем российским операторам. Затраты на конверсию частично взяло на себя государство, понимая необходимость развития телекоммуникационной отрасли. В Украине, в отличие от наших соседей, конверсию должны оплатить игроки рынка, при этом определить принципы формирования цены за услуги конверсии невозможно.

 

Среди причин отказа выдачи частот военные говорили об их уникальности. Якобы они будут использоваться в оборонных целях для средств связи НАТО. Эта информация подтвердилась?

 

НАТО использует специализированные средства связи. И они никоим образом не пересекаются. Во всех европейских странах, которые являются членами Североатлантического альянса, используется стандарт 3G. Он успешно развивается, и никаких противоречий с военной структурой там не возникает.

 

Откуда это вам известно?

 

Наш норвежский акционер — группа Telenor — работает в 13 странах мира. Соответственно, мы располагаем информацией о принципах работы других операторов, входящих в группу Telenor.

 

Как натянутые отношения между акционерами влияют на деятельность «Киевстара»? С кем согласовываете стратегические планы?

 

На операционную деятельность конфликт не влияет. Но планы деятельности согласовываем с обоими.
 
Чем отличается подход к бизнесу у норвежской компании Telenor от стратегии российского холдинга Altimo?
 
Норвежцы — операционная компания, которая занимается связью ежедневно. Россияне — финансисты. У них, безусловно, есть опыт работы. Но на операционное совершенствование бизнеса больше всего влияет наш мажоритарный акционер — группа Telenor.

 

Как у вас сейчас строятся отношения с акционерами?

 

16 декабря впервые за последние 2 года состоялось заседание акционеров, на котором были приняты важные решения, намечены следующие действия.

 

Правда ли, что норвежцы хотели посадить на место управленца «Киевстара» своего менеджера?

 

О таких попытках я не слышал, однако готов к любому решению наших акционеров.

 

Какая сумма нераспределенной прибыли сегодня уже накопилась на счетах «Киевстара»?

 

Сумма колеблется от 1,3 до 1,8 миллиарда долларов в зависимости от периода времени. К сожалению, в период кризиса мы потеряли более 300 миллионов долларов только на валютном курсе. У нас 70% денег лежит в гривне, которая обесценивается. Мы не могли распределить их между акционерами в виде дивидендов, так как необходимо решение общего собрания акционеров. 16 декабря собрание состоялось, и часть денег будет распределена между акционерами.

 

В каких банках хранится нераспределенная прибыль?

 

Их более 15. В основном это финучреждения с иностранным капиталом, занимающие хорошие позиции в списках международных рейтинговых агентств. К примеру, УкрСиббанк, где хранится большая часть прибыли компании, Райффайзен Банк Аваль, шведские банки. Деньги лежат на краткосрочных депозитах: от 1 до 2 месяцев. По завершении сроков размещения сбережения возвращаются на банковский счет. И если компания в них не нуждается, деньги вновь ложатся на депозит. Проценты в условиях кризиса самые разные.

 

Как кризис сказался на деятельности компании?

 

Мы работаем на собственных деньгах, а не на заемных. Евробонды, которые размещали ранее, мы вернули на 70%. Если держатели бондов обратятся к нам сегодня с требованием вернуть остающуюся часть, мы сделаем это в кратчайшие сроки. Учитывая, что курс доллара вырос, мы проигрываем на разнице. Но с другой стороны, деньги лежали на депозите. Поэтому сказать, что мы потеряли, не могу. Мы недозаработали.

 

Часто ли поступают предложения от других бизнес-структур возглавить ту или иную компанию? Чем пытаются привлечь?

 

Предложения поступают от компаний, которые имеют большое количество иностранного капитала. Есть две вещи, которые могут быть интересны менеджеру: дальнейшая самореализация и новое направление бизнеса. Любой управленец — экономист и стратег. У него есть команда, на которую он рассчитывает. Он может перейти в любую компанию, независимо от вида деятельности. Законы экономики везде одинаковы. А чтобы войти в курс дел, полугода достаточно.

 

Если вам предложат выгодные условия, вы можете покинуть «Киевстар», компанию, которой вы руководили больше 10 лет?

 

Не исключаю. В жизни возможно все.

 

Игорь Литовченко

Родился 10 мая 1966 года в Донецке.
 В 1990 году окончил исторический факультет Киевского государственного университета им. Т. Г. Шевченко.
 С 1990 года — заместитель директора производственного объединения «Вита».
 1991-1992 годы — директор выставок Международной ассоциации детских фондов.
 1992-1996 годы — директор фирмы «Лотос».
 С 1997 года — президент ЗАО «Киевстар Дж.Эс.Эм.».
Женат, воспитывает дочь.

 

Компания «Киевстар» была основана в 1994 году, услуги мобильной связи предоставляет с 1997 года.
Первый звонок в сети «Киевстар» — 9 декабря 1997 года. Своей сетью «Киевстар» охватывает все крупные и малые города и свыше 28 тыс. сельских населенных пунктов, все основные национальные и региональные трассы, большинство морских и речных побережий Украины. Роуминговые услуги компания предоставляет в 194 странах мира.

 
Около 23,3 млн. абонентов пользуются услугами «Киевстара» по состоянию на ноябрь 2008 года (Данные AC&M Consalting)
Акционерами ЗАО «Киевстар» являются норвежская компания Telenor (56,52%) и российская Storm (43,48%), подконтрольная российской «Альфа-Групп». В 2004 году между собственниками начался конфликт. Он возник из-за несогласия норвежской компании с покупкой российским ОАО «ВымпелКом» (крупными акционерами которого являются обе стороны) сотового оператора ЗАО «Украинские радиосистемы» (ТМ Beeline). То есть норвежцы выступили против инвестирования в компанию, конкурирующую с «Киевстаром» на украинском рынке. Пройдя все возможные судебные инстанции в Украине, совладельцы «Киевстара» теперь доказывают свою правоту в международных судах.

 
Игорь Литовченко, президент ЗАО «Киевстар Дж.Эс.Эм.»:

«Можно объяснить повышение коммунальных тарифов. Но предпосылок для подорожания фиксированной связи нет»

 

Дмитрий Орлов, «Дело»

Вы здесь: Home Новости Телеком и IT Дайджест СМИ Всегда на связи