G-news

Суббота, 16-е Ноября 2019
02:02:45

Благодаря скандалам в информационной сфере украинцы узнали о существовании Национальной экспертной комиссии Украины по вопросам защиты общественной морали. «Инфостор», «Симпсоны», «В контакте» - лишь немногие «громкие дела», связанные с ее деятельностью. «АиФ» узнал, чем сегодня занимается комиссия, как рождаются «моральные» скандалы, и о том, как следует защищать общественную нравственность.

 

На наши вопросы ответил Василий Костицкии, глава Национальной экспертной комиссии Украины по вопросам защиты общественной морали.

 

- Какова процедура рассмотрения проблемы - от поступления звонка-жалобы в офис комиссии до вынесения решения?

 

- Все зависит от того, какая жалоба поступила. Если, например, жалоба будет на ту или иную передачу, которая недавно транслировалась на телеканале, то мы можем обратиться в Национальный совет по вопросам телевидения и радиовещания и попросить копию. Следует напомнить, что мы имеем дело с продукцией, а не с действиями людей. Имея на руках печатную или видеопродукцию, мы всегда можем провести экспертизу. Я попытался создать такой механизм, который исключал бы необъективность экспертных выводов или взяточничество, - при проведении экспертизы задействовано много людей из разных структурных подразделений.

 

- В составе комиссии - 31 человек. Как им работается?

 

- Конечно, выполняя работу члена экспертной комиссии, многие испытывают определенный психологический дискомфорт. Но если кто-то из них не пришел на заседание, то я всегда надеюсь, что он занят, а не просто побоялся принять решение. Но, например, скандал с Кузьмой Скрябиным, который был абсолютно безосновательным, по-моему, некоторым образом повлиял на психологические установки как минимум певцов, которые входят в состав комиссии, - Тараса Петриненко и Святослава Вакарчука.

 

- Как вы можете прокомментировать известные скандалы, развернувшиеся вокруг решений комиссии - по поводу «Инфостора», «Симпсонов», «Комеди Клаба»?

 

- Недавно в одной из телепередач один из участников, психолог Олег Покальчук, очень метко, по-моему, ответил на вопрос ведущего о том, почему все нападают на комиссию: потому что слабого очень легко и приятно бить. Ведь у комиссии нет ресурсов, чтобы адекватно отвечать на подобные провокации.

 

В СМИ появилась информация про запрет комиссией «Симпсонов», но мы их не запрещали. Появилась информация о том, что мы запретили «Инфостор», но мы подобных решений не принимали. Говорили, что мы запретили «Лесю и Рому», но мы лишь написали письмо телеканалу: обратите внимание - у вас там не все в порядке. Появилась информация о том, что мы запретили «Комеди Клаб», но мы лишь написали им письмо с предупреждением, а дальнейшие решения принимал Нацсовет по вопросам телевидения и радиовещания. Но несмотря на то что я регулярно говорю об этом журналистам, пока никто об этом не написал.

 

Мы ничего не запрещаем. Мы лишь выносим экспертные решения и передаем их на рассмотрение соответствующим органам: Нацсовету по вопросам телевидения и радиовещания, Министерству юстиции, прокуратуре. Непосредственное решение о запрете принимают соответствующие регуляторные органы. Впрочем, мы тоже не беззубые. И если соответствующий госорган не реагирует, например, на информацию о явном распространении порнографии, то мы имеем право обратиться в суд. Пока подобных случаев не было.

 

- О чем еще умалчивают СМИ?

 

- Никто не говорит о том, что мы обратились к органам местного самоуправления с просьбой навести порядок с интернет-клубами и внешней рекламой. Чтобы не было, например, таких случаев, когда детей пускают в интернет-клубы ночью или в вечернее время. В результате в одном из областных центров Украины ребенок непрерывно играл за компьютером трое суток и сейчас нуждается в помощи врачей. Мы готовим национальный доклад, который хотим обнародовать на парламентских слушаниях, мы создаем областные коллегии по вопросам защиты общественной морали. Никто не пишет, что наша комиссия не является уникальной, что в США, Германии и других европейских странах есть подобные органы. Вместо этого говорят и пишут о том, что, дескать, они есть только в Китае, Вьетнаме и Иране.

 

- Каких ресурсов не хватает для полноценной работы комиссии?

 

- В нашем случае надо исходить из возможного. Хотелось бы пережить экономический кризис и полностью укомплектовать штат до 90 человек вместе с региональными представителями. Сейчас же в аппарате комиссии работает 48 человек. Этого очень мало для полноценного мониторинга. Все держится на самоотдаче работников. Печатные СМИ -вообще болезненный вопрос. Ксенофобия, украинофобия, антисемитизм - подобная информация чаще всего встречается в малотиражных газетах. Мы уже подключили своих региональных представителей. Кроме того, мы составили текст рекомендательного письма, которое будет направлено в публичные библиотеки. Библиотекари будут отслеживать поступающие к ним печатные СМИ на наличие соответствующих публикаций. У них будет форма справки, которую можно заполнить и прислать нам.

 

Юлия Щорс, «Аргументы и Факты в Украине»

 

Комментарий g-news.com.ua Не знаю, как Вам, лично я считаю, что такие комиссии должны работать на общественных началах. Я, как налогоплательщик, не хочу оплачивать их работу, а раз государство не интересуется моим мнением как тратить деньги налоплательщиков, то в кризисе вижу и положительный эффект, если такие комиссии либо полностью умножат на ноль, либо существенно подсократят...

Вы здесь: Home Новости Телеком и IT Дайджест СМИ Василии Костицкий: «Мы ничего не запрещаем»