Эмигрант из «Вымпелкома»

Категория: Дайджест СМИ
Создано 06.04.2009 15:18
Автор: Administrator
Просмотров: 1308
View Comments

Александр Изосимов возглавлял одну из крупнейших сотовых компаний России пять с половиной лет. Он говорит, что побывал за это время и антикризисным менеджером, и стратегом, и маркетологом. А теперь решил «взять паузу, сделать шаг назад и просто осмотреться».

 

В ресторан «Сыр» на Садовой-Самотечной Изосимов является точно в назначенный час. Его усталый вид контрастирует с сияющей улыбкой — так выглядят люди, которые после долгой утомительной работы дождались отпуска. На втором этаже даже в середине дня не людно, громкость музыки щадящая, а официанты не докучают чрезмерным радушием. Мы заказываем стейк из мраморной говядины и пиццу, Александр — карпаччо из осьминога. В Швеции, откуда родом его супруга и куда сам он вот-вот отправится, морепродукты вообще популярны.

 

Штрихи к портрету

 

«Мы обсуждали, кем дети должны быть: русскими, шведами или «гражданами мира». Решили, что последний вариант не подходит никак. А выбор между русскими и шведами для меня определялся тем количеством времени, которое я могу провести с детьми. Определяющая часть нагрузки ложилась на жену, поэтому я решил: пусть дети станут шведами».

«Шведское образование, может быть, не самое сильное с академической точки зрения, но оно, мне кажется, очень сильное с точки зрения воспитания внутренне свободного человека. Начиная с младших классов, культивируется критичность мышления, независимость принятия решений. Шведы сами иногда ее критикуют, но мне это показалось важным, может быть, как человеку с советским прошлым».

 

Против ожиданий Александр не избегает личных вопросов. Его семья живет в Стокгольме. У Изосимова трое мальчиков — 10, 8 и 6 лет. Старший, по словам Александра, занимается русским, но, так как в семье говорят по-английски, его запас русских слов ограничен. Средний по-русски «в основном понимает, но напрочь отказывается говорить». А младший, когда отец начинает с ним говорить по-русски, «внимательно слушает, кивает головой, а потом поворачивается к братьям: «Чего он сказал?»

 

При этом Изосимов совсем не чувствует себя эмигрантом: «Я уезжаю из России уже третий раз, поэтому это стало хорошей традицией». Предыдущие отъезды были в Лондон (когда Изосимов работал консультантом McKinsey) и в Стокгольм (он переехал туда в 2001 г., став членом правления и региональным президентом Mars). «Поскольку я два раза успешно возвращался, то достаточно просто смотрю на эти вещи, — признается Изосимов. — Люди часто считают, что Швеция очень далеко, но до Стокгольма лететь меньше двух часов».

 

Победы и поражения

 

Тарелки отставлены в сторону, мы заказываем кофе. Пора поговорить о самом «Вымпелкоме». Мы спрашиваем у Изосимова, какие три события, связанные с компанией, запомнились ему особенно. Событий набирается с десяток.

 

Первое — серия «кризисов», которые начались для «Вымпелкома» с ноября 2003 г., через полтора месяца после прихода Изосимова. И через три месяца после того, как «Альфа» купила 25,1% «Мегафона» — пакет, на который претендовал фонд IPOC, за которым, как впоследствии счел Цюрихский суд, стоял министр связи Леонид Рейман.

 

Сперва Россвязьнадзор чуть не лишил «Вымпелком» права работать в Москве. Затем компания несколько месяцев не могла получить новые номера и была готова остановить продажи контрактов. А потом налоговики пригрозили «Вымпелкому» гигантскими претензиями — на $157 млн. «Весь 2004 год прошел под знаком массированного кризис-менеджмента», — признается Изосимов.

 

Одновременно «Вымпелком» совершил первое приобретение за пределами России — в Казахстане. А «буквально через неделю» Изосимов предложил акционерам новую сделку, открывающую выход на Украину. «Альфа» ее поддержала, а Telenor выступила против. «Боевые действия [акционеров] продолжались до ноября 2005 г., а в 2006 г. пошли суды [по искам Telenor]», — восстанавливает Изосимов хронику событий.

 

2005 год запомнился Изосимову соперничеством с МТС за первое место по числу абонентов в России: «Гонка была захватывающей. Мы были в двух шагах от победы, но, когда МТС, публикуя [итоги за] III квартал, показала небывало низкий отток (2,9%. — “Ведомости”), понятие “лидерство” стало весьма условным». Совет директоров «Вымпелкома» сулил его менеджерам в случае победы бонус — две годовые зарплаты. Формально «Вымпелком» лидером не стал, но бонус менеджеры получили.

 

Другие важные для Изосимова события — ребрендинг весной 2005 г.; «разворот» стратегии в 2006 г. («мы переключились на рост среднего счета абонента, за нами последовали и конкуренты»); определение в 2007 г. «следующих горизонтов роста — перехода от голоса к передаче данных и выхода за пределы СНГ». И «последний аккорд» — приобретение 49,9% «Евросети» в октябре 2008 г. В шаге от этой сделки была МТС. «Мы спустили курок первыми, потому что было понятно: кто-то это все равно сделает», — объясняет Изосимов. Уровень проникновения сотовой связи уже намного выше 100%, но продажи sim-карт не падают, «поэтому важность ритейла с точки зрения поддержки своей доли рынка не уменьшается», уверен Изосимов.

 

«Вымпелком» без Изосимова

 

Из воссозданной вереницы событий ускользает покупка Golden Telecom (GT) в феврале 2008 г. А ведь это была крупнейшая сделка в отрасли ($4,35 млрд), и Изосимов возлагал большие надежды на объединение мобильной связи с фиксированной. «Концептуально я не получил никаких аргументов против, но реализация идеи оказалась более сложной, чем я ожидал», — признается он сейчас. Попытка «скрестить» корпоративные культуры «Вымпелкома» и GT удалась не сразу: «Система GT выстроена на большом количестве проектов. Фактически каждый новый клиент — это новый проект. “Вымпелком” же — колоссальная машина, которая работает с десятками миллионов клиентов. Бизнесом такого размера можно управлять, только правильно выстроив процессы».

 

Объединение началось «не самым, наверное, продуманным путем, с гораздо более интенсивным внедрением [бывшего главного управляющего GT] Жан-Пьера Вандромма и его команды как объединяющего элемента», признается Изосимов. «Когда на это наложился еще и кризис, все очень сильно заискрило», — продолжает он.

 

Покупка GT обернулась для «Вымпелкома» и еще одной проблемой: аккурат перед кризисом оператор занял почти $3,5 млрд. В конце 2008 г. его совокупный долг — $8,7 млрд — был самым высоким среди сотовой «большой тройки». Но Изосимов спокоен: «Должно произойти что-то экстраординарное, чтобы “Вымпелком” оказался неплатежеспособным».

 

О желании уйти Изосимов заявил осенью 2008 г., более чем за год до истечения контракта. Причиной стали жена и дети, видеться с которыми удавалось лишь урывками. Но нам трудно поверить, что Изосимов раз и навсегда покинет бизнес.

 

«Вполне может быть, что через какое-то время я вернусь на исполнительную должность в той или иной компании», — соглашается он, добавляя, что сейчас это кажется не очень вероятным. Другие варианты — работа в инвестфондах или комбинация этих двух опций. Кроме того, выясняется, что Изосимову интересны вопросы образования: «Скажем, я с удовольствием был бы готов помогать Рубену [Варданяну] с бизнес-школой “Сколково” в любом формате». Также он воспользуется приглашением основателя «Вымпелкома» Дмитрия Зимина и возглавит совет директоров его фонда «Династия», цель которого — поддержка молодых ученых. Изосимов называет Зимина «одним из великих людей в современном российском бизнес-мире» и уважает его стремление «создать из этого фонда институт, который будет жить независимо от него». Он сопоставляет Зимина с известными шведскими меценатами — семейством Валленберг: «Практически все дивиденды, которые они получают, идут в фонд, который финансирует образование и науку в Швеции. Этот аспект человеческой деятельности меня интригует».

 

Единственные сферы, которые Александр исключает из списка возможностей, — это политика и госслужба. Даром что Кремль включил его в первую сотню «кадровых резервистов». «Неинтересно, да и [российская] политическая жизнь не возбуждает, — объясняет Изосимов. — Ко всему нужно прийти внутренне».

 

Игорь Цуканов, Тимофей Дзядко, Ведомости