G-news

Пятница, 18-е января 2019
03:40:41

По результатам мая рейтинги телеканала «Украина» показали существенный рост. Если же брать годовой рост, то он оказался рекордным для отечественного рынка (90% по сравнению с маем 2008 г., данные GfK Ukraine, ауд. 18+, 50 тыс.+). О планах группы и своем видении перспектив развития украинского телевизионного рынка «і» рассказал генеральный директор ТРК «Украина» Вальдемар Дзики.
 
Вопрос:
Прошлый год практически все крупные телеканалы, кроме Интера, закончили с убытками. Украина в том числе. Почему?
 
Ответ: С «Украиной» все просто. План развития предполагает 4,5 года инвестиционного периода. Конечно, выход на операционную безубыточность мы еще до кризиса планировали быстрее, но время внесло свои коррективы. После выхода в ноль еще предполагается 5 лет инвестиционного развития. В этом плане мы минимально два года будем убыточными, потому что строительство канала продолжается. Когда же мы закончим построение нашей группы, тогда можно говорить о выходе на самоокупаемость. Думаю, из-за кризиса этот выход случится на год-полтора позже, чем мы планировали.
 
В: Какие еще каналы планируете запускать в группе?
 
О: Мы в Киеве строим центр, который будет запускать до шести каналов. Есть первый ряд каналов, о которых уже всем известно,— «Футбол» и «Новини». Дальше мы планируем запускать узкопрофильные женский и молодежный телеканалы. Нельзя говорить о вообще женском канале, но более конкретно профиль будет строиться на фоне ожиданий рынка. Сейчас идет процесс, и уже где-то за полгода до запуска этих каналов мы будем формировать сетку так, чтобы это отвечало требованиям рынка. Далее есть планы запустить каналы, которые будут показывать фильмы или различные телевизионные игры и шоу. Много разных идей, над реализацией которых мы подумаем в 2010-2012 гг.
 
В: Какие будут приблизительные инвестиции в новые проекты?
 
О: Почему запускают ряд каналов? Потому что с финансовой точки зрения стоимость одного канала значительно дороже, чем если разложить все затраты на четыре или шесть каналов. При запуске каждого последующего канала не нужно уже так тратиться на технику, подачу и подъем сигнала, ведь все обслуживает одна группа людей. Поэтому каждый последующий канал обходится группе значительно дешевле. К примеру, мы планируем запустить международный телеканал, который будет называться ТРК «Украина International». Такой канал работает на нашей собственной продукции. И стоимость такого канала будет абсолютно другой, если сравнивать ее с большим общенациональным каналом.
 
В: Трудно ли договариваться с кабельными операторами о присутствии в их сетях ваших тематических каналов, в данном случае — «Футбола»? Платите ли вы им или они вам?
 
О: Мы не платим. Если мы и платили, то это были минимальные операционные затраты по поводу доставки сигнала. Договоров о том, что за каждого телезрителя, которому показывают наш канал, мы платим деньги, нет. Мы запускали футбольный канал, у которого теперь около 50% покрытия в кабельных сетях, подписывали договор сразу на два канала — спортивный и новостной. Эти каналы мы никогда и не планировали выводить в эфир, ставка делалась на кабель. Проблема распространения в том, что операторов сотни и процесс переговоров и подписания договоров с каждым из них занимает определенное время. Мы работаем над этим уже год. Если бы на рынке было 10-15 таких больших компаний, как «Воля-кабель», то процесс шел бы гораздо быстрее. Сейчас мы должны выходить на каждого мелкого оператора, показывать ему свой продукт, объяснять, что он на этом тоже будет зарабатывать, и потом контролировать, чтобы он показывал нас так, как мы хотим. А операторов, которые нас интересуют,— больше пятисот. На это уйдет еще минимум год, и мы хотели бы, чтобы наш канал покрывал 70-80% кабельных сетей. Увидим, как все будет в будущем, пока процессом мы довольны.
 
Вопрос: Получается, что такое дорогое удовольствие, как спортивный канал, вы сейчас отдаете кабельщикам за «просто так»?
 
Ответ: У нас на этот счет есть свои планы, которые сейчас не могу озвучить. Но при запуске канала мы все хорошо просчитали и знаем, как на нем заработать. Пока телеканал вещает в тестовом режиме, ни о какой прибыли речь идти не может. Это как в строительстве, сначала ты строишь дом и вкладываешь в это деньги, а прибыль возможна только через несколько лет, когда готовые квартиры начнут покупать. Здесь — то же самое: у нас расписан инвестиционный план, и мы знаем, что спорт во всем мире неплохо продается. А футбол в Украине — это народный вид спорта, и мы, как я уже говорил, временами берем больше 2% мужской аудитории 18+. При том что канал только начинает работать и покрытие у нас еще не достигло нужного уровня.
 
На «Футбол» мы должны смотреть как на первый шаг. Ведь мы строим группу, и каналы будут запускаться и в 2010, и в 2011 гг., и дальше. Они всегда будут отвечать на требования рынка и рекламодателей. Если появится какая-то четкая аудитория, которой будет востребован нишевый телеканал, мы будем пытаться сформировать такой канал.
 
В: Не много ли для Украины 15 общенациональных телеканалов?
 
О: Если бы все телеканалы работали нормально и зарабатывали деньги, рынок и зритель сами бы определили, сколько каналов вообще нужно. Но мы знаем, что многие телеканалы являются исключительно дотационными и убыточными, поэтому такое количество вещателей действительно немного странновато.
 
В каждой стране существуют четыре-шесть каналов. Их дополняет целый ряд сильных, хорошо работающих тематических телеканалов, которые занимают значительную долю рынка. Если посмотреть на динамику телевизионных рынков США и Западной Европы, то доля общенациональных каналов стабильно снижается, а строятся и запускаются маленькие нишевые телеканалы, и рекламодатель идет на них. Потому что они, с точки зрения целевой аудитории, лучше.
 
Рекламодатель дает деньги и точно знает, кто посмотрит его рекламу. Развитие таких каналов меняет всю структуру рынка, и у нас ее тоже нужно менять. Начинать, прежде всего, надо с Gfk и точности ее измерений. Ведь все сидят и говорят, да — есть проблемы, но что мы можем с этим сделать? Данные-то мы получаем очень приблизительные. И теперь возникает вопрос, за что конкретно платит деньги рекламодатель? Использует ли он такой ресурс, как телевидение на 100%? Это очень большой сегодня вопрос.
 
В: К 2015 г. страна должна перейти на цифровой формат вещания. Опять же будет передел рынка, так как доступ к частотам получат многие новые игроки. Как «Украина» к этому готовится?
 
О: Важно учитывать финансовый вопрос: медиа-рынок еще абсолютно не готов к тому, чтобы нормально работать. Я думаю, что нам необходимы еще два-три года, чтобы все процессы нормально прошли, и чтобы система была более или менее прозрачной. Конечно же, цифровое вещание кардинально меняет подход к бизнесу, потому что отпадает проблема покрытия. Я надеюсь, что 2015 г. будет возможным, потому что нельзя отбрасывать общеэкономическую ситуацию и необходимость при этом больших инвестиций, необходимых для цифрового вещания. Но картина 2015 г., если все-таки мы успеем к этому времени перейти на цифру, будет давать одинаковые шансы всем участникам рынка.
 
Есть ряд вопросов, одним из основных является, сколько же это будет стоить. И сколько телеканалов успешно могут оплачивать такой процесс? Это напрямую зависит от того, сколько денег будет на рынке. Если все пойдет нормально, тогда действительно телеканалы будут конкурировать только по программам: у кого лучше и интереснее — у того и будет лидерство по рейтингам.
 
В: Недавно Индустриальный телевизионный комитет (ИТК) заявил, что каналы в принципе готовы финансировать переход на цифру. «Украина» к этому тоже готова?
 
О: Нужно реально смотреть на ситуацию и понимать, что без денег мы этого не построим. Можно, конечно, заявлять, что каждый канал готов брать на себя какую-то часть этого финансирования, но если денег у канала нет? Проблема ведь в том, что нужно найти ответ на вопрос, что сделать, чтобы на рынке, где 47 млн. человек, не было, как в нынешнем году, $250 млн. (в 2008 г. объем рынка телерекламы превысил $600 млн.— «i»). Это в четыре раза меньше, чем в Польше. Притом что в Польше и население не столь большое, как в Украине. Это гораздо меньше, чем в остальных странах Восточной Европы, где количество населения меньше, чем половина нашего. И я понимаю, что рынок строится, что есть сложный период, который нужно преодолеть. Но пока мы не разрешим этой проблемы, говорить о будущих инвестициях каналов очень сложно. Ведь, как мы только что говорили, большинство каналов — убыточны. Тут и возникает вопрос, откуда же деньги возьмутся?
 
Я надеюсь, что украинский медиа-рынок просто посчитает деньги. И люди будут понимать, что система, в который мы находимся, не стимулирует рынок для сильного роста. Ведь возникает очень простой вопрос: если мы делаем все хорошо, почему у нас все так слабо и плохо, а у других — тоже слабо, но значительно лучше? Сейчас уже понятно, что что-то не так. Давайте разработаем систему так, чтобы было лучше, чтобы можно было зарабатывать больше, систему, которая более агрессивна и по-другому строит отношения с агентствами и клиентами, которые тоже на этом будут зарабатывать деньги. Потому что если будет выработан подход не для развития, а только для блокирования, то так и останется 250 млн. на все четыре года вперед. И Украина окажется одной из очень немногих стран, в которых медиа-бизнес убыточен.
 
Все эти вопросы, и цифрового вещания, и структуры, и денег, мы должны воспринимать серьезно и начинать диалог, как же все это строить. Если разговора не будет, то просто будем дальше решать между 250 и 270 млн. И это, поверьте, никого не устроит.
 
В: Что означает более агрессивная система, о которой вы только что упомянули?
 
О: Во-первых, это изменение системы продажи рекламы. Система должна быть открытой и конкурентной. Мы говорим, что монополия — это плохо. Кому? Конечно же, меньшим. На что идут ответы: это бизнес, и если кто-то построил что-то лучше, кто остальным мешал также развиваться? Но я скажу так: если бы эта монополия хорошо работала, было бы больше денег, и участники монополии зарабатывали бы гораздо больше. Пока же они зарабатывают меньше. Тогда у меня опять же вопрос: значит что-то не так? Ведь если бы монополия работала, у них было бы в два раза больше, а у всех остальных — ноль, тогда они были бы просто молодцами, но этого мы не видим. И поэтому нужен серьезный разговор на тему, как действуют продажи. В: Что вы ждете от лета?
 
О: На лето мы хотим сделать максимально развлекательное предложение для наших зрителей. 28 июля мы начинаем трансляцию конкурса «Новая волна-2009». Мы поставим также некоторые программы-повторы, но не просто чтобы заполнить эфир, а те программы, которые мы знаем, что наши зрители хотели бы посмотреть. Будут интересные американские и российские картины. Думаю, для этого двухмесячного летнего периода будет вполне достаточно интересного в эфире. То есть на время отдыха и отпусков сетка будет более развлекательной, а осенью уже появится ряд новых программ, сериалов, хороших картин. Сейчас уже готовим три-четыре новых формата для проектов собственного производства.
 
Вальдемар Дзики родился в сентябре 1956 г. в г. Закопане, Польша. Имеет 30-летний опыт работы в телевизионном и кинобизнесе. 1980-1984 гг. — член художественного совета при киностудии Karol Irzykowsk; 1984-1989 гг. — сотрудник киностудии TOR; 1989-1999 гг. — независимый продюсер, совладелец киностудии Pleograf; 1999-2001 гг. — владелец независимой киностудии In Desert and Wilderness Waldemar Dziki Film Production Ltd.; 2001-2004 гг. — владелец независимой киностудии Dziki Film Ltd.; 2004-2007 гг. — член правления CEO и программный директор польского телевидения Polsat; с 2007 г. по настоящее время — генеральный директор телеканала «Украина». 
 
Артем ВАКАЛЮК, Экономические известия

Вы здесь: Home Новости Телеком и IT Дайджест СМИ Вальдемар Дзики: «Мы планируем запускать женский и молодежный телеканалы»