G-news

Среда, 18-е Сентября 2019
15:14:09

В то время как украинские сотовые операторы находятся на этапе получения лицензий на предоставление услуг связи 3G, в Евросоюзе идет подготовка к развертыванию LTE-сетей, позволяющих работать в стандартах 4G. Впрочем, отставание в темпах внедрения 3G может сыграть на руку украинским операторам. За счет чего это может быть достигнуто, корреспонденту Телеком/IT Роману Судольскому рассказал президент "Эрикссон Украина" Питер Зехетнер.

 

– Какова хронология воплощения стандартов, относимых к 2G, 3G, 4G?

– Отвечая на этот вопрос, логично начать с 1G – аналоговой телефонии, которая и называется мобильной связью первого поколения. В 1990-1991 годах начала развиваться связь второго поколения, которая в основном базировалась на стандартах, разработанных GSMA (GSM-ассоциация). Именно GSM стал наиболее распространенным в мире стандартом 2G. Меньшую популярность получил стандарт CDMA, распространенный в Северо-Американском регионе и тоже относящийся ко второму поколению, еще один 2G-стандарт работает только в Японии. В 2000-2001 годах на рынке появился стандарт 3G, который, по сути, является следующим этапом развития GSM. Ключевое отличие сетей третьего поколения заключается в том, что они предназначены не только для голосовой связи, но и для передачи данных, главным образом – для работы в интернете. Стандарт 3G сам по себе продолжает эволюционировать, воплотившись в технологии HSPA, пропускная способность которой увеличивается с выходом каждой новой редакции. На сегодняшний день в коммерческих сетях пиковые скорости загрузки данных достигают 42 Мбит/сек., хотя стандарт 3G начинался со скорости 384 Кбит/сек. Основная же масса работающих на сегодняшний день в мире 3G-сетей обеспечивает пиковые скорости на уровне 7,2-14,4 Мбит/сек., и эти скорости очень привлекательны для пользователей. С 4G чаще всего ассоциируют технологию LTE. С одной стороны, она является следующим этапом развития 3G-сетей, но это стандарт, полностью построенный на интернет-протоколе. Подытоживая, еще раз отмечу: сети 2G используют технологии традиционной телефонной связи, 3G – традиционной телефонии и IP, 4G – только IP.

– Насколько важно, чтобы технологии связи в разных странах развивались одинаково и на одних и тех же частотах?

– Частотный ресурс – это кровеносная система сети мобильной связи. Гармонизация спектра, когда все страны одного региона используют одни и те же частотные диапазоны для мобильных коммуникаций, жизненно важна для успешного и экономически эффективного развития беспроводных услуг. Это гарантирует масштабность, которая в свою очередь снижает себестоимость устройств и сетевого оборудования.

Если выделение частотного ресурса не координируется между государствами, то проигрывают прежде всего небольшие рынки: производители телефонов игнорируют их потребности, концентрируясь на более крупных рынках сбыта, с большим потенциалом для роста продаж и прибыли. Гармонизация спектра необходима и для пограничной координации, когда соседние страны не создают друг для друга электромагнитных помех. В конце концов, гармонизация – это ключевое условие для международного роуминга.

– Вы называете HSPA базовой технологией для сетей третьего поколения. Как она соотносится с UMTS, которую мы привыкли отождествлять с 3G?

– Это почти одно и то же. По большому счету, UMTS – это более широкое понятие. Но более 90% мобильных сетей в мире, заявленных как UMTS, базируются именно на технологии HSPA. Говоря простыми словами, HSPA – это набор алгоритмов, который позволяет увеличить максимальную емкость сети и скорость передачи данных.

– Является ли развертывание 3G-сетей в диапазоне 2,1 ГГц общепринятой практикой?

– Да, это основной, базовый диапазон для третьего поколения. А с недавнего времени Европа использует для 3G еще и диапазон 900 МГц. В ноябре 2008 года Еврокомиссия предложила дополнительно использовать этот диапазон, еще в 1987 году выделенный для мобильной связи второго поколения, для более современных технологий, начиная с 3G/UMTS. UMTS 900 обеспечивает более качественное и быстрое покрытие, чем сети 3G в основном диапазоне – 2,1 ГГц. Это предложение было одобрено Европейским парламентом в мае 2009 года и Советом министров в июле 2009 года. В октябре в "Официальном журнале Евросоюза" были опубликованы новые решение и директива – тем самым они закреплены в качестве закона для 27 стран Евросоюза. Принятие этого закона является хорошей новостью для мобильных операторов, потому что национальные регуляторы теперь обязаны разрешить им до конца I квартала 2010 года использовать спектр 2G для предоставления услуг 3G/UMTS. На сегодня в мире насчитывается уже 11 коммерческих сетей UMTS 900. Эти операторы имеют частоты в диапазонах 900 МГц и 1800 МГц, но для 2G теперь используют лишь диапазон 1800 МГц, а 900 МГц – для развития услуг связи третьего поколения.

– Чем диапазон 900 МГц так привлекателен для развития связи третьего поколения?

– Причина привлекательности этих частот заключается в том, что, чем ниже частота, тем большую территорию оператор может покрыть при помощи базовой станции. Одна базовая станция, работающая в диапазоне 900 МГц, может обеспечить охват территории, на покрытие которой потребуется три базовые станции в диапазоне 2,1 ГГц. В городах с высокой плотностью населения, где нужна большая емкость, операторы развивают 3G-сети в диапазоне 2,1 ГГц. А для покрытия менее населенных районов используется диапазон 900 МГц. Интересным примером может послужить опыт Австралии – там операторы развернули 3G-сети в диапазоне 850 МГц, который в этой стране не был занят, и за полгода охватили более 90% населения. Таким образом, Австралия стала первой страной в мире, где у 3G большее покрытие, чем у 2G.

– Как вы оцениваете развитие мобильных технологий в Украине?

– Украина запаздывает с внедрением 3G. Почти в каждой стране Европы развернуто 2-3 сети третьего поколения. В СНГ 3G активно развивают Россия, Белоруссия, Узбекистан, Таджикистан, Армения и другие страны. Впрочем, и в Украине есть 3G-оператор Utel. С другой стороны, поздний запуск 3G-сетей может принести и определенные преимущества. Теперь HSPA – уже утвержденная и доказавшая свою состоятельность технология, а сети на ее основе могут быть развернуты довольно быстро. К тому же существенно подешевело оборудование, за эти годы его производители повысили эффективность и нарастили объемы сбыта. Наконец, что особенно важно для потребителя, вырос рынок пользовательских устройств с поддержкой 3G – сейчас их более 1700, и абонент может выбрать терминал, который соответствует его требованиям.

Стоит также отметить, что уровень проникновения фиксированного ШПД в Украине очень низок. Учитывая этот факт, я уверен, что по мере развертывания сетей 3G и обеспечения достаточного покрытия для многих людей в Украине мобильный ШПД в сетях третьего поколения станет достойной альтернативой фиксированному интернету. А в мире, думаю, к концу 2010 года количество абонентов мобильного ШПД превысит число пользователей фиксированного. В моей родной Австрии число абонентов мобильного ШПД превышает миллион пользователей при населении 8 млн человек, и это уже больше, чем количество абонентов фиксированного доступа.

– Какой диапазон считается базовым для 4G? Есть ли у четвертого поколения дополнительный ресурс, как 900-е частоты для 3G?

– Основным для 4G будет диапазон 2,6 ГГц. А в качестве ресурса для покрытия больших малозаселенных территорий рассматриваются частоты 790-860 МГц, которые получили название "цифрового дивиденда" (частоты, которые освобождаются при переходе с аналогового на цифровое телевидение). В некоторых странах Европы – Швеции, Норвегии, Финляндии, Дании и Нидерландах – уже начался процесс лицензирования спектра 2,6 ГГц для LTE. Уже в следующем году там начнется эксплуатация LTE-сетей. А до 2012 года страны Евросоюза должны полностью перейти на цифровое вещание, тем самым освобождая "цифровой дивиденд" для дальнейшего развития LTE. Ожидается, что он будет окончательно готов к внедрению LTE не позднее 2015 года. Такими действиями Европейский союз показал оптимальный путь развития новых технологий связи с наиболее эффективным использованием радиочастотного спектра. Думаю, этот опыт пригодится и Украине.

– Существуют опасения, что "цифрового дивиденда" для внедрения LTE, требующей широкой полосы частот, хватит только на двух операторов.

– LTE – очень гибкая технология. Если для внедрения 3G нужна непрерывная полоса минимум в 5 МГц, то для достижения пиковых скоростей в LTE-сети нужна полоса в 20 МГц, и это много. Но LTE позволяет работать даже на полосе в 1,5 МГц – конечно, в такой сети вы не сможете рассчитывать на 150 Мбит/сек., но даже такая полоса обеспечит более высокую по сравнению с 3G скорость. Таким образом, в зависимости от доступных частот оператор может использовать для развития LTE полосы от 1,5 до 20 МГц.

– Украинский WiMAX-оператор "Украинские новейшие технологии" (TM Freshtel), предоставляющий услуги под торговой маркой Freshtel, позиционирует себя в качестве оператора связи четвертого поколения. Но относится ли мобильный WiMAX к 4G?

– Несмотря на маркетинговые заявления отдельных вендоров и операторов, ни одна из ныне существующих технологий еще не является технологией 4G. Ее просто не существует. Технологии, претендующие на право называться технологиями 4G, или IMT Advanced, должны быть утверждены Международным союзом электросвязи – главным органом стандартизации телекоммуникаций в мире. Для этого в начале ноября на его рассмотрение была подана документация, описывающая стандарты LTE Advanced и IEEE 802.16m. Основная цель разработчиков LTE Advanced – добиться пропускной способности до 1 Гбит/cек. Судя по всесторонней поддержке LTE Advanced в отрасли мобильной связи, уже сейчас понятно, что она станет ключевой технологией 4G.

Что касается WiMAX, то эта технология действительно во многом соответствует стандартам 3G и 4G, но, на мой взгляд, ее внедрение сопряжено с рядом проблем. Главные среди них – малая распространенность этого стандарта и отсутствие терминальных устройств. Как я уже говорил, для HSPA, в пользу которой сделала выбор Европа, существует более 1700 терминальных устройств. А чтобы пересчитать терминалы для WiMAX, наверное, хватит пальцев одной руки.

Естественно, украинский рынок довольно большой, и здесь найдется место для различных технологий, но, по-моему, есть смысл выбирать такие технологии, которые уже зарекомендовали себя на европейском и мировом рынках.

– Топ-менеджеры украинских операторов неоднократно заявляли, что, если процесс выдачи лицензий будет и дальше затягиваться, они не исключают перехода с GSM сразу на LTE. Насколько реален такой вариант развития событий?

– Первые LTE-сети заработают уже в следующем году, и теоретически подобный скачок вполне осуществим. В то же время, как я уже говорил, запаздывание с внедрением 3G может быть и плюсом для Украины, так как вендоры могут очень быстро и эффективно развернуть сети. Пользовательский интерес к технологиям держится на трех китах: скорость, стабильность и доступность. Если спроецировать это на перспективы LTE в Украине, то, безусловно, данная технология может обеспечить скорость. Что касается стабильности и доступности, то здесь 3G явно впереди, так как на внедрение LTE потребуется значительно больше времени. Не стоит забывать, что в странах, которые собираются внедрять LTE в 2010 году, 3G-сети работают уже 7-8 лет. Мы, как вендоры, все же советуем операторам, развивая технологии, двигаться шаг за шагом. Для Украины на данном этапе оптимальным является развертывание UMTS-сетей в диапазоне 2,1 ГГц.

 

КоммерсантЪ

Вы здесь: Home Новости Телеком и IT Дайджест СМИ Питер Зехетнер: "Ни одна из ныне существующих технологий еще не относится к 4G"