G-news

Суббота, 19-е января 2019
02:23:13

За маркетинговым шумом об очередной «смерти ЖЖ», в частности и за маркетингом вообще, незаметно потерялся сам смысл социальных сетей. Задумайтесь на минуту — зачем мы вообще ими пользуемся? И какое отношение социальные сети имеют к обществу? Вопрос не так банален, как может показаться. От ответа на него зависит будущее и социальных сетей, и самого общества.

 

Разговоры о «смерти ЖЖ» на фоне растущей не по дням, а по часам популярности Facebook в России очень напоминает маркетинговый шум. «Скорее, скорее, скорее! Все в Facebook! Сколько можно сидеть в этой унылой жежешечке?! Настоящая жизнь давно уже не там! Настоящие рейтинги давно уже не здесь! Чем позднее, тем меньше френдов! В ЖЖ уже давно отстой, боты, тролли и прочая мерзость! Мы наш, мы новый мир уже строим!..» Нашёлся даже спаситель ЖЖ, полумифический основатель «ВКонтакте», который ненароком обмолвился, что, в общем, мог бы и купить ЖЖ…

 

Зачем? Задумайтесь хотя бы на минуту. Нет, не зачем продавать или покупать ЖЖ, а что такое ЖЖ, что такое ФБ и все эти «социальные сети»? Зачем мы туда ходим? Что мы там делаем?

 

Суета вокруг сетей во многом связана с тем банальным обстоятельством, что большинство тех, кто говорит об онлайновых социальных сетях (да и работает в них), далеко не всегда отдаёт себе отчёт в том, что онлайновые сети имеют к реальным социальным сетям очень разное отношение. Иногда более опосредованное, иногда менее, иногда и вовсе перпендикулярное. Что такое настоящая социальная сеть? Это сеть отношений человека в обществе с другими людьми. Эти отношения, как вы догадываетесь, бывают разными — эмоциональными, родственными, производственными и профессиональными, статусными, политическими, экономическими и т. д., и т. п.

 

Человек, как точно учил когда-то основательно подзабытый нынешними социологами Карл Маркс вслед за Фейербахом, есть не абстрактная сущность, но ансамбль общественных отношений. Очень сложных и разноплановых. Человек не просто живёт в обществе, но он ещё живёт в разных обществах. У него есть друзья (не путайте, пожалуйста, с френдами), знакомые (это не фолловеры), соседи (вовсе не по mirtesen.ru), одноклассники (именно так, а не odnoklassniki.ru) и одногруппники (а не vkontakte.ru или facebook.com), родственники, сослуживцы и коллеги, учителя и ученики… Вы думаете, это занудство? А ведь я ещё не закончил… И со всеми этими людьми каждый человек вступает — вы не поверите! — в разные отношения.

 

— О'кей, — перебьёте вы меня, — ну и что? В ЖЖ или «ВКонтакте» у меня тоже со всеми разные отношения!

 

Разве? Конечно! Судите сами. В ЖЖ у вас френды — все, в общем, одинаковые, все на одной блогерской платформе, различаются, конечно, как и все люди, но в рамках платформы LiveJournal все живут по каким-то одним правилам. Например, все выбирают доступность своих записей между «всем», «френдам» или «никому, кроме себя». И других вариантов нет. А в ФБ — по другим. Например, быть самим собой, Ваней Пупкиным, какой бы ни казалась смешной кому-то эта фамилия, а не Наполеоном Бонапартом — это вам не ЖЖ!

 

Разные онлайновые социальные сети устанавливают свои правила коммуникации, ограничения (например, по числу френдов или длине записей) и дополнительные возможности. При это именно социальное взаимодействие далеко не во всех соцсетях является является главным — и точно не во всех полностью отражает спектр тех возможностей, к которым привыкли по умолчанию «пользователи» офлайнового, извините за выражение, то есть реального общества.

 

Взять тот же «Живой журнал». В сущности это и правда платформа для ведения записей, их чтения и комментирования. Вот, собственно, и всё. Этим ЖЖ ограничен, этим он и интересен. ЖЖ — история по преимуществу для текстов. А также, конечно, для всего, что испокон веку с текстами связано: дискуссий, перепалок, срача — у кого как получается. Причём, стоит отметить, древовидная структура комментариев ЖЖ лучше всего подходит для подробного и детального обсуждения самого текста, отдельных его положений, комментариев других участников дискуссии, комментариев отдельных положений других участников дискуссии, а также, конечно, для обмена репликами типа «сам дурак, выпей йаду и убей сибя ап стену».

 

Ценность текста как такового обычно не слишком влияет на характер дискуссии, но нельзя отрицать, что, даже несмотря на более чем четырёхкратный рост аудитории, в ЖЖ как ни на одной другой онлайновой платформе (разве что в Blogger) на редкость много вполне качественных текстов — художественных, публицистических, аналитических и т. д. И само качество этих текстов заставляет «подтягиваться» френдов и формулировать более содержательные послания, нежели «+1» или «кг/ам».

 

С другой стороны, «Живой журнал» с самого начала был не только копилкой тестов, но и — поверх их обсуждения — площадкой для коммуникаций, хоть и ограниченной простым обменом мнениями и комментариями. Стал ли ЖЖ социальной сетью? Лишь отчасти. Хотя бы потому, что в принципе не исключает ни анонимной коммуникации, ни игровой, когда пользователь заводит аккаунт виртуала, вымышленного персонажа, или ведёт себя вовсе не так, как в офлайновой социальной жизни. Отсюда, кстати, и причина того, что одна из постоянных тем ЖЖ — виртуалы и развиртуализация.

 

Совсем другая история — Facebook. Все пользователи там — вполне живые люди (ну, ещё некоторое количество умерших, чьи аккаунты сохранились). Не потому, что так сложилось, а потому, что так задумывалось. Facebook (собственно, как и его главные российские конкуренты — «Одноклассники» и «ВКонтакте») старается стать калькой реальной социальной сети — самого общества, индивиды которого представлены в Facebook их профилями, мнениями, отношениями и объединениями. В этом и залог того успеха, которого эта онлайновая социальная сеть добилась на просторах всемирной Сети.

 

Пятьсот миллионов активных пользователей — и вправду практически страна — по «населению» пока ещё меньше Китая (1,35 млрд человек) и Индии (1,21 млрд), но уже больше всех остальных стран мира и других социальных сетей (MySpace — 300 млн, Twitter — 124 млн). В ней есть своя «конституция» — правила пользования сетью, своё правительство (кстати, не слишком демократическое, хотя бы потому, что неизбираемое) — компания Facebook, свой президент — Марк Цукерберг. Придёт время — разовьются и свои финансы.

 

Может быть, не слишком точно сравнивать Facebook с суверенным государством, как это делает Economist в статье «Будущее — это другая страна». Им Facebook вряд ли станет в обозримом будущем. Но претендовать на место в ряду других наднациональных институтов типа международных корпораций, многие из которых вполне состоятельны экономически и даже политически (по сравнению с большинством развивающихся стран), или мировых церквей (Facebook сможет потягаться по числу приверженцев с католической церковью, думаю, уже года через два), — это вполне корректно.

 

В современном глобальном мире национальные государства зачастую выступают уже не столько в качестве гаранта прав, но и в виде силы, чинящей препятствия тем своим гражданам, которые живут — независимо от того, какая страна выдала им паспорт — в мире, во всём мире, или строят свою жизнь так, что национальная принадлежность перестаёт иметь определяющее значение, или просто решают для себя, что те проблемы, которые касаются всего мира, волнуют их не меньше, чем интересы микрорайона. Как пишет профессор права Университета Темпл (Великобритания) Дэвит Пост, такие наднациональные образования становятся «средством, которое позволяет людям собираться вместе и управлять своей жизнью совсем как нации-государства». Для полной институционализации Facebook и им подобным сетям не хватает разве что только одного — вертикальных связей. Горизонтальных связей, которым пронизан весь Facebook, для этого недостаточно. Но сеть явно движется в этом направлении, не только разрастаясь вширь, но и углубляя, делая более осмысленными отношения со своими пользователями.

А что же ЖЖ? Его судьба в отношении с Facebook будет, наверное, такой же, как и всей остальной сети. ЖЖ не конкурент Facebook не потому, что он «маленький» или «текстовый», но просто потому, что сам Facebook растёт как сеть — симулякр общества внутри Сети, внутри которой есть и ЖЖ, и новостные сайты, и электронные магазины, и блоги… Facebook прорастает Сеть насквозь, вовлекая, втягивая в свою орбиту весь веб, до которого может дотянуться. И «Живой журнал» это центростремительное движение вряд ли минует. В нём уже прошла «эпидемия» кнопок «перепоста». Следующим шагом станет кнопка «Likes».

 

Владимир Харитонов, "Частный корреспондент"

Вы здесь: Home Новости Телеком и IT Дайджест СМИ Сеть насквозь. Социальные сети захватывают интернет и строят общество