G-news

Понедельник, 17-е Июня 2019
18:10:40

Назначения Игоря Калинина главой СБУ и Дмитрия Саламатина министром обороны завершили создание замкнутого цикла управления Семьей силовым блоком. Оба новоиспеченных силовика имеют российские корни, но усматривать в их возвышении руку Путина пока не стоит. Ибо на сегодняшний день карьерным ледоколом для обоих стал Вячеслав Заневский — гражданин РФ, реальный руководитель президентской охраны, и, разумеется, в свое время, нашедший и приведший Заневского к Виктору Януковичу — Александр Викторович. Таким образом, МВД, СБУ, МО, правительственная спецсвязь и налоговая взяты под контроль людьми, облеченными личным, а не просто политическим доверием Семьи Януковичей. Но если в отношении Захарченко и Клименко могли возникать вопросы: «а хватит ли им профильного опыта для руководства соответствующими организациями?», то последние два назначения в профессиональных средах вызвали одинаковую реакцию: «Та, капец!». 

Прощай, оружие!

Служба безопасности Украины из микроскопа в биту превратилась не за один день. Дефекты были заложены еще при рождении. С одной стороны, амбиция создать полноценную спецслужбу воодушевляла многих, кто стоял у ее истоков. С другой стороны, развивалась она, по сути, из одной клетки — Пятого управления КГБ СССР. А с третьей, именно Служба безопасности стала первой госструктурой, чье руководство оказалось подвержено системным бизнес-интересам: созданная под патронатом СБУ «АГ Украина», подмявшая под себя, вместе с Борисом Берштейном и швейцарской «Сиабеко», всю химическую промышленность, — была пионером смычки власти и денег. «Дамиана Банк», ЕЭСУ, «Республика» — были уже потом и шли по накатанной. В этой ситуации глубоко символичной была картина: главный офис СБУ выходил окнами на магазин Севы Могилевича, кстати — доброго приятеля некоторых председателей. Развитию коммерческой бациллы в теле Службы способствовало отсутствие масштабных государственных задач, которые, по идее, должно было спускать руководство в лице президента. Такие задачи, если и ставились, то на огрызках времени и приоритетов. В кучминский период в Службе ценилось «ухо» и политический сыск. В ющенковский — добавились исторические архивы. В януковичевский — карательные и делительные способности. 

Сама же Служба безопасности, чью руку во многих внутриполитических процессах видели сторонники теории заговора, не превратилась в орден вольных каменщиков. Она превратилась в союз кровельщиков. В начале нынешнего века каждая уважающая себя финансово-промышленная группа имела на Владимирской своего лояльного заместителя. Потом в этом необходимость отпала — собственники групп стали влиятельнее и сильнее, чем сама структура. А теперь — это невозможно, поскольку пропала актуальность аббревиатуры «СБУ», уступив место новым веяниям — «СБЯ». 

Обратите внимание: президент парализовал работу двух интеллектуальных центров, призванных, пусть и с оттенками специфики, но снабжать главу государства интеллектуальными наработками, аналитическим виденьем мира, выдергивать из рутины политиканства, напоминая о масштабности вызовов, задач и способов их решения. Речь о Службе безопасности и Совете национальной безопасности и обороны. Игорь Калинин не станет тем человеком, кто сможет вернуть СБУ второй шанс стать интеллектуальным оружием. И не только потому, что его военно-бойцовского прошлого для этого явно недостаточно. О генерале Калинине говорят все примерно одинаково — славный мужик, порядочный, открытый; вот только с начальством по телефону стоя разговаривает. Ни один человек не сказал мне о том, что генерал Калинин способен заявить Януковичу: «Этого делать нельзя, потому что...» 

Старожилы, наблюдавшие за отношениями между всеми президентами и всеми председателями СБУ, вообще сомневаются в том, что новый глава Службы сможет оправдать президентские чаяния, обеспечив качественный политический сыск. А, собственно, каким образом? За счет кого и чего? Тайны СБУ выпотрошены, в той или иной степени, председателями всех политических мастей. Там не осталось секретов: ни для Марчука и Ко, ни для Деркача и Ко, ни для Смешко и Ко, ни для Турчинова и Ко, ни для Наливайченко и Ко, ни для Хорошковского и Ко. 

В стенах Конторы изъясняются «суржиком» с тюркскими вкраплениями, количество последних намного превышает содержательную часть указаний руководства. Интернету известно больше, чем операм. Здоровые клетки, чудом уцелевшие на различных уровнях, додавливаются агрессивными нездоровыми. Зато нездоровые по первой команде собираются в биту и «ухо». О том ли вы мечтали, ребята, пусть и не «лежа в блиндаже под Ковелем», но стоя в 1991-м у истоков большого и перспективного дела? 

По большому счету, г-н Калинин стал очередным представителем новой разновидности властей предержащих — он «заглушка». Такая же, как секретарь СНБОУ Раиса Богатырева, глава Киевской горадминистрации Александр Попов, министр здравоохранения Александр Анищенко, секретарь Киевсовета Галина Герега и многие другие, кому вменены простейшие функции без мандата на самостоятельную политику. А функции таковы: слушать, но не говорить; «строить», но не создавать; отдавать приказ, но не думать о последствиях. 

Министерство обороны Межигорья

«А с армией теперь будет все просто, — горько пошутил знакомый генерал. — Распродадут все до основания и можно будет строить новую». Лично я, в первую часть сказанного верю гораздо больше, чем во вторую. А на месте генералов, лучше не шутить, а изучать уставной анекдот: 

 — Доктор, что с моей собакой?! Я ей даю любую команду, а она тут же мочится под себя.

 — А ну, покажите, как вы это делаете.

 — СИДЕ-Е-Е-ЕТЬ!!!!!!

Дмитрий Саламатин для армии — человек новый. Я бы его на фотографии без кресла в руках тоже не узнала. Первым человеком, глубоко и участливо ознакомившимся с биографией зятя экс-вице-премьера РФ Олега Сосковца, был Ярослав Давыдович, председатель украинского Центризбиркома. Дело с гражданством кандидата в депутаты Дмитрия Саламатина было настолько неоднозначным, что на съезде Партии регионов, утверждавшем список кандидатов на выборы-2006, его номер просто пропустили, назвав 87-й и 89-й. Но, видно, количество аргументов в пользу украинского гражданства оказалось убедительным для ЦИКа. 

Относить Дмитрия Саламатина к разряду «заглушек» — вряд ли стоит. Он настоящая фабрика по производству убедительных аргументов. Именно поэтому в механизме МО в ближайшее время произойдут серьезнейшие кадровые перестановки, вплоть до руководителей департаментов, у многих из которых уже вежливо поинтересовались, готовы ли они написать рапорты об уходе. Как «с кровью» вчерашним рукоприкладством «Укроборонпрома» сдирались управленческие верхушки лакомых предприятий ВПК — хорошо известно в ИТРовской среде. Новый министр рвется в бой, рассаживаясь одной молодой командой на два стула — МО и «Укроборонпром». Если, общаясь с кем-нибудь из них, вы услышите: «Мои визитки лежат в Африке на трупах» — не бойтесь, это они так разговор завязывают. 

Убрав Ежеля, как лишнее и утомившее всех звено, президент открыл дорогу целому ряду богатых возможностей. Пока Андрей Ермолаев в своем интеллектуальном заповеднике — в НИСИ — придумает как реформировать армию, министр в тесном контакте с «Укроборонпромом» и украинскими спецслужбами, определит судьбу военного бюджета, военных предприятий, военного избыточного имущества (сотни тысяч гектаров земли, тысяча брошенных военных городков, почти три сотни предприятий — Клондайк!) и специфического экспорта. Все свои, кого стесняться? Тут и КРУ администрации президента им в помощь — широкоформатная проверка Министерства обороны запланирована на начало весны. Или уже не запланирована? 

Собственно, можно рассуждать о перспективах Олейника как первого зама; или о том, кто из генералов станет главой Генштаба — Замана или Воробьев. Но зачем? Армия — это обуза и угроза. А должна быть ресурсом и защитой. 

По большому счету, назначение Игоря Калинина и Дмитрия Саламатина стало верным индикатором одного очень важного момента: Янукович все понимает. Он не находится в теплой ванной, как считают многие. Он четко представляет взрывоопасность ситуации и тротиловый эквивалент всеобщей нелюбви к нему. Он ощущает давление извне, давление снизу и распирание внутри команды. Замкнутый цикл по производству беспрекословных приказов, адресованных в случае чего «Альфе», «Беркуту», внутренним войскам, спецназу «Острова» и армии, говорит лишь об одном — Янукович все видит, Янукович не намерен отказываться от инкассаторской практики, Янукович намерен ее защищать силой. Страна в плену потешных полков.

Но только ли мне одной кажется, что случись час «Ч», полки и бригады могут оказаться сильно кадрированными?

Юлия Мостовая «Зеркало недели. Украина» №5

Стартовые позиции президента Украины в 2012 году мало у кого способны вызвать зависть. Европейские социалисты родство с Партией регионов признают, но с брезгливостью; Путин просто издевается; рейтинг президента и его партии на малой электоральной родине обвалился в два с половиной раза; госбюджет, после внесенных единомышленниками президента за год в Налоговый кодекс более чем 500 поправок, может прикрыть только срам; олигархи собираются на сходки и ропщут; в ряде сопредельных стран спецслужбы и избранные интеллектуалы проводят закрытые диспуты на тему: «Как поступать с украинскими землями после того, как несостоявшееся государство Украина неизбежно придет к югославскому варианту?». 

Но, похоже, Виктор Федорович большинство этих проблем держит на периферии сознания. В повестке дня пункт №1 — взятие страны. Не власти в ней — она есть. А просто — страны. Как это напоминает фразу, сказанную в 1996 г. Павлом Лазаренко: «Я начну делиться тогда, когда все станет моим». Малая кадровая скамейка, представленная людьми, заслужившими доверие у Семьи, сдерживает разрастание ее влияния. Однако уже сегодня конфиденты Виктора и Александра Януковичей взяли под контроль МВД, налоговую и Службу спец­связи, где человека Ахметова сменил человек Януковича-среднего. Верный Эдуард Ставицкий во главе НАК «Надра України» не расскажет широкой общественности о том, как меняется состав собственников лицензий на добычу. Впро­чем, собственники тоже не болтливы. Как и киевские девелоперы, получающие ордена, в компенсацию за убыточную переуступку уродующих лицо Киева офисных центров. Не расскажет о сути процессов, реально происходящих в Минздраве, на ладан дышащий министр здравоохранения. Сделают вид, что не поймут ваших вопросов, директора одесских портов. И уж совсем потеряется глава Минис­терства аграрной политики, мечущийся между Семьей и попавшим под секвестр Банковой Юрием Иванющенко. Вряд ли стоит напоминать о том, что в центре картины, или паутины (кому как нравится) — глава Нацбанка Сергей Ар­бузов — столичный администратор всех схем, доверенное лицо Семьи.

Очередной тотальный передел собственности, который проводит нынешняя власть и который, очевидно, решила возглавить Семья, проходит в полной тишине. В целом же, на выполнение задачи брошены основные силы правоохранительных органов. Вместо того, чтобы заниматься поиском экономических преступлений, оперативники занимаются поиском экономических объектов, представляющих интерес. «А почему вы молчите?», — спрашиваю у бизнесмена средней, но крепкой руки. Человек отвечает обреченно-задорно, но честно: «Ну, во-первых, мы ждем, кто первым из наших высунется. Чтобы занять место павшего на рынке. А, во-вторых, мы понимаем: без Кармелюка не обойтись. Но нам нужен Абрам Кармелюк, чтобы с ним потом договориться». Ну-ну... Очевид­но, жировой слой украинского бизнеса настолько велик, что до нервных окончаний еще не добрались. Мозги, видать, тоже жиром заплыли, раз готовы менять шило на мыло. Посему, в ожидании договороспособного Карме­люка, бизнес откупается, отдает доли, выезжает из страны, мирясь активно или пассивно с происходящим.

Однако наметившиеся тенденции не на шутку встревожили самых больших, чем и был вызван саммит в олигархических кругах, состоявшийся 9 января. По отрывочной информации, полученной ZN.UA из разных источников, как до встречи олигархов при общении с некоторыми участниками, так и после нее, можно говорить о том, что обсуждались следующие вопросы: как не быть вынесенными на вилах вследствие проводимой властью политики; как изменить качество работы власти; как запустить реформы; что делать с возрастающим активом Семьи на бизнес-поле; как решить вопрос падающего рейтинга власти; как изменить способствующую падению рейтинга ситуацию с Тимошенко? (Последнее — весьма любопытно. Слишком долго состоятельные кроты преодолевали путь от тезиса «она единственная в этой стране, кто может отбирать собственность, пусть сидит» до «он единственный, кто может отобрать у любого свободу, без которой собственность не в радость».)

В настоящий момент нет оснований говорить о рождении олигархической фронды Януко­вичу. Особенно, если учесть, что квинтэссенцию встречи Ринат Ахметов впоследствии обсудил с президентом во время своего затяжного визита на Банковую. Однако, думается мне, Януковичу изменило его легендарное чутье. И если он не попытается в ближайшее время, во-первых, самоограничиться, а во-вторых, качественно изменить политику власти им возглавляемой, то внутри команды могут произойти тектонические сдвиги. Не за счастье Александра Викторовича Януковича гнулись на полях политических сражений столпы ПР. Конечно, можно небеспочвенно утверждать, что Ахметова, Клюева, Колесникова и прочих игроков поменьше калибром, Янукович поствыборными слонами не обделил. Кто-то может считать, что в потоках и объектах, сыпящихся на партрегиональных олигархов, как из рога изобилия, 100 процентов добычи принадлежит им. Лично я на 50 процентов в этом не уверена. Для освоения страны необходим инструментарий — отмытый, красивый, легализованный капитал. Семейный пыжится, но пока на такой не тянет. Им энергетику не скупишь, и самый жирный уголь не проглотишь. Вот и производит Ахметов впечатление сорвавшегося с цепи маньяка-добытчика. А что касается 100 процентов, то они, несмотря на «сейфовые» соглашения, в итоге достанутся тому, кто сделает меньше ошибок. Ведь этим переделом в Украине все не закончится. И борьба, разворачивающаяся сегодня, не столько между властью и оппозицией, сколько внутри власти, идет за то, кто возглавит следующий передел.
Просто для начала, некоторые лидеры оппозиции могут получить финансирование, существенно превосходящие санкционированные Банковой объемы.

Президенту могут попытаться помочь отвлечься от мыслей о расширении Семейного бизнеса, создав ощутимую политическую конкуренцию. Усиление финансовой поддержки оппозиции — не последний патрон. На порядок эффективнее — тихий саботаж решений и распоряжений главы государства. Неко­торые олигархи могут посчитать, что в мутной воде внутриполитического противостояния, и даже революции, они смогут решить вопрос своего выживания в будущем. Ну пока есть за счет чего решать...

Понимает ли это Янукович? Очевидно, уже догадывается. В день казни Федора Ярошенко на стол президенту были положены проекты двух указов: об отставке действующего министра финансов и назначении на его пост Валерия Хорошковского. Однако между выходом первого и второго прошло пять часов. За это время высокопоставленных президентских окруженцев облетела весть о том, что актуальным кандидатом на пост министра стал заместитель Сергея Арбузова — Юрий Колобов. Теле­фоны ближнего круга накалились добела: Семья берет Минфин. Не взяла. Но и не отдала. Валерий Хорош­ковс­кий — не линейное, но верное, с точки зрения президентских задач, эффективное решение. В этой части народного хозяйства Семья будет работать под прикрытием. Экс-предсе­датель СБУ — волк-одиночка. Воспринимать его как неотъемлемую часть команды Фирташа—Бойко—Левочкина — значит упрощать ситуацию. Одна­ко правила игры с царем зверей Валерий Иванович понимает — он ведь трудовую деятельность начинал водителем в зоопарке. Жесткий фискал, ведущий за собой молодую команду, апробированную в СБУ, кадровой революцией в Минфине только обозначит начало новых времен. Зоркий глаз Ва­лерия Ивановича отследит любые несанкционированные игры с бюджетом неприкосновенных вице-премьеров, либо избранных ми­нист­ров. Хочется посмотреть, назовет ли его кто-нибудь при этом «оттраханным кенгуру», навешает ли килограммы лапши о нуждах избирательной кампании и проведет ли во время заседания правительства с голоса и без согласования вопросы, находящиеся в прямом ведении Минфина.

Формально в ведении минист­ра финансов — налоговая и таможня. С таможней все ясно — руку на ее пульсе Хорошковс­кий держал и продолжает держать. С налоговой — не так просто. Во-первых, это — Семья. Во-вторых, Клименко — молод, но орешек тоже непростой. У таких людей двух хозяев не бывает. Укрепить свое влияние в самом главном министерстве правительства Валерий Хорошковский может за счет назначения своего человека на Гос­казначейство, которое сейчас возглавляет, преданный лично Нико­лаю Азарову Сергей Харчен­ко. Подпорками могут служить такие структуры, как экономическая разведка и КРУ. Сохранят ли за собой пос­ты Сергей Гуржий и Петр Анд­реев — вопрос. Но еще больший вопрос — чьи люди займут эти три стратегические высоты?

Валерия Хорошковского в узких кругах уже назвали смотрящим Виктора Януковича в Кабми­не. Появится ли смотрящий за Хорошковским? Иными словами, какая функция будет отведена новому премьер-министру? В том, что новый будет, почти никто не сомневается. Ведь Николай Азаров с антирейтингом в 78% уже не может выполнять главную функцию — впитывать негатив. Кроме того, не только олигархам, но и президенту понятно, что качество работы правительства необходимо менять. В настоящий момент Колес­ников, Тигипко и Клюев работают над новой программой реформ. А Виктор Янукович выстраивает новые балансы, что в условиях кад­рового дефицита, сдувания группы Фирташа, роста притязаний Семьи, негативных экономических реалий, ропота старой гвардии (которой теперь у принцев принято считать не Рыбака со Звягильским и Азаровым, а Колесникова, Ахме­това и Клюева) — весьма не прос­то. Вопрос не в том, кто станет новым премьер-министром. Вопрос — какая задача будет поставлена перед этим человеком. Украшать состав Кабмина? Контролировать инкассацию? Оперативно провести необходимые косметические реформы перед выборами? Или найдется универсал?

Что касается претендентов, имеющих шанс по своей или чужой воле занять этот пост, то их по-прежнему немало.

Некоторые эксперты восприняли назначение Хорошковского как открытие дороги Сергею Арбу­зову на пост премьер-министра. Готов ли Янукович бросить такой вызов своим старым соратникам? При этом, взяв на себя лично — не по букве закона, а по сути — всю ответственность за исполнительную власть.

Андрей Клюев, еще несколько месяцев назад считавшийся фаворитом кандидатской гонки, сегодня подотстал. Складывается впечатление, что Андрей Петро­вич как-то заметался и растерялся. И полеты в Москву не помогли обрести былую уверенность в завтрашнем премьерском дне. Злые языки поговаривают, что неподельчивый трудоголизм первого вице-премьера оставил царапины на стальных душах Вла­димира Влади­мировича и Вик­тора Федоровича. В связи с чем, в новом составе Кабмина мы Андрея Петровича вообще можем не увидеть. Тем более что ему необходимо сосредоточиться на выборах. Правда, как он будет ковать победу Партии регио­нов, сидя в каком-нибудь «Зоря­ном», а не на Грушевского — понять сложно.

Ирина Акимова — человек, возглавляющий придуманную ис­торию под названием «Комитет эко­номических реформ». Комму­никационное звено между McKen­zie и Азаровым. Есть те, кто считают, что лишние звенья — помеха реформам. Почему бы Ирине Ми­хайловне, переполненной передовыми идеями, не возглавить их непосредственную реализацию? Есть информация о том, что предварительно ее кандидатура на пост премьера обсуждалась с самыми западными партнерами Украины.

Борис Колесников — воевал, имеет право. Как единственный сиделец при оранжевой власти, считает что обделен. Не смейтесь! Энер­гия Бориса Викторо­вича фонтанирует. Возмущение бесталанностью происходящего — в не меньшей степени. Похоже, Колесников убежден, что он бы все делал быст­рее, резче, беспощаднее и системнее. Он убежден в том, что лишь обрезав власть и ее чиновничьи аппетиты, можно просить народ сдать кровь в пользу государства. Иными словами, мало того, что реформы еле движутся, так они еще и начались не с того конца — с Налогового кодекса и потрошения бизнеса вместо примерно-резкого сокращения чиновничьего аппарата и реальной дерегуляции. Но дос­таточно ли будет поддержки Рината Ахметова для того, чтобы президент перешагнул через свою предубежденность по отношению к вице-премьеру?

Сергей Тигипко. Не отказался бы от поста. И, в принципе, имеет некий шанс его украсить. Другое дело, что Сергея Леонидовича готовят украсить другой пост — список Партии регионов на выборах. А премьер в переживающей экономический кризис стране и первый номер списка, как уже поняли на Банковой — вещи несовместимые. Словом, на какой чайник одеть эту куклу в этот раз, президент еще не решил.

Впрочем, кандидатом на место разоруженного, с точки зрения влияния, Николая Азарова, может быть кто угодно. Кто бы что ни говорил, а голова Януковича как барабан в «Спортолото» — каждый из приближенных вбрасывает туда свои шары, но какой выкатится и окажется выигрышным, знает только хозяин Банковой.

Абсолютно понятно, что Каб­мин ожидают большие кадровые встряски. Тянуть с этим уже бессмысленно. И на месте министров, все еще действующих, было бы правильно опасаться не только отставки, сколько посадки. Неко­торые из них совокупно могли бы, по мнению отдельных технологов, уравновесить эффект произведенный заключением Тимошенко. Другой вопрос, есть ли у Яну­ковича качественная альтернатива дейст­вующему составу правительства? А главное, способен ли он осознать необходимость ее поиска?

Призывать Виктора Федо­ро­вича подумать о стране, к шкуре которой уже присматриваются по периметру — пустая затея. Яну­кович наступил на все грабли, до которых только смог дотянуться. И это, несмотря на то, что обо всех из них, его предупреждали те или иные окруженцы. Юля, бизнес-булимия, серое ворье — вместо профессиональных кадров, ставка на силовиков — вместо ставки на интеллект, плевок в душу Европе, Януковичем же рассматриваемой в качестве альтернативы России. Кажется, я поняла, что означала дверь, хлопнувшая президента в день инаугурации. Она была символом всех других дверей, которые сейчас закрылись или закрываются перед Януковичем. Не может о стране, так пусть подумает о себе. Ибо столкнувшись с последней закрытой дверью, он рискует, обернувшись назад, не увидеть ни одного доброжелательного взгляда.

Юлия Мостовая «Зеркало недели. Украина» №2

Президент Виктор Янукович вчера утром принял отставку министра финансов Федора Ярошенко, а к вечеру назначил нового руководителя Минфина. Глава государства освободил Валерия Хорошковского от должности председателя Службы безопасности и назначил его главным финансистом страны. В администрации президента "Ъ" заявили, что это назначение — последний шанс "спасти правительство". Эксперты не исключают объединения налогового и таможенного ведомств в структуре Минфина и говорят, что для господина Хорошковского это станет очередным шагом в продвижении по карьерной лестнице, следующей ступенью которой может оказаться пост премьер-министра Украины.

Операция "Спасение"

Вчера вечером президент Виктор Янукович указами N16 и 17 уволил Валерия Хорошковского с должности председателя Службы безопасности Украины (СБУ) и назначил его министром финансов. В то, что господин Хорошковский будет переведен на работу в правительство, в СБУ не верили до появления указа на сайте президента. "Его перевод из службы маловероятен, да мы его и сами не хотим отдавать, потому что больше, чем Валерий Хорошковский, для сотрудников СБУ не сделал ни один из председателей службы: например, он начал строить для нас квартиры",— заверял днем корреспондента "Ъ" высокопоставленный источник в спецслужбе.

Информация о назначении министром не стала новостью для господина Хорошковского, поскольку его встреча с президентом Виктором Януковичем состоялась еще на прошлой неделе. Источники в администрации президента (АП) утверждают, что по замыслу главы государства появление Валерия Хорошковского в правительстве должно разблокировать ход реформ в стране. "Мы сознательно пошли на перевод Хорошковского. Это последний шанс спасти правительство Николая Азарова и усилить Кабмин,— признался источник в АП.— Конечно, мы отдаем себе отчет в том, что с его уходом из СБУ можем потерять темп в борьбе с коррупцией, локомотивом которой был Хорошковский, но сейчас его усилия нужны в Кабинете министров, в Минфине, чтобы устранить недостатки в работе министерства".

Уже после обнародования указов, около 18.00, в малом зале коллегии СБУ Валерий Хорошковский собрал руководящий состав службы и попрощался. "Уверен, сегодня СБУ имеет потенциал, силы и возможности противостоять международному терроризму, киберпреступности, наркомафии. Никто, кроме нас, противостоять этому не сможет",— заявил господин Хорошковский.

Исполнять обязанности руководителя службы пока будет первый зампред СБУ—начальник Главного управления по борьбе с коррупцией и организованной преступностью Владимир Рокитский. Помимо него, эксперты называют еще несколько возможных кандидатов на этот пост. Так, первый заместитель главы парламентского комитета по борьбе с оргпреступностью и коррупцией Геннадий Москаль ("Наша Украина—Народная самооборона") уверен, что "в плане кандидатов на пост главы СБУ—выходцев из Партии регионов у президента очень широкая линейка запасных". В их числе депутат упомянул заместителя секретаря Совбеза Владимира Сивковича и руководителя Службы внешней разведки Григория Ильяшова.

"Валерий Хорошковский — хороший менеджер, умеющий наладить дисциплину во вверенной ему структуре. К минусам в его деятельности на посту главы СБУ я бы отнес то, что он не является носителем демократических принципов работы. Он плохо взаимодействовал с парламентом и не признавал контроля со стороны гражданского общества",— считает глава подкомитета по вопросам государственной безопасности Александр Скибинецкий ("БЮТ-Батькивщина").

Господин Хорошковский на посту главы СБУ запомнится не только как успешный менеджер. Немаловажно и то, что благодаря усилиям ведомства в тюрьме оказалась лидер оппозиции Юлия Тимошенко, а по делам в отношении нее сейчас работают следователи Службы безопасности. "Возглавляя СБУ, Хорошковский доказывал свою нужность "семье",— возмущенно заявил "Ъ" защитник экс-премьера Сергей Власенко.— Вместе с тем он давно имеет амбиции стать публичным политиком, а предыдущая должность этого не позволяла. Этим назначением "семья" отблагодарила его, тем самым удовлетворив амбиции Хорошковского".
 
Эксперты уверены — появление Валерия Хорошковского в правительстве приведет к серьезному перераспределению влияния в Кабмине. По информации "Ъ", пост министра — не последняя должность, которую он займет в ближайшее время. В администрации президента готовы к тому, чтобы господин Хорошковский стал одним из заместителей главы правительства.

Как известно, сейчас в Кабмине вакантна должность вице-премьера, которая освободилась после того, как ранее занимавший ее Виктор Тихонов был уволен и позже назначен послом Украины в Белоруссии. Однако и этот пост может стать не последним в карьере господина Хорошковского. "В будущем это (назначение министром финансов.—"Ъ") можно рассматривать как еще одну ступень на пути восхождения Хорошковского. Он не новичок в правительстве, в политике, в бизнесе, но еще не был министром финансов,— отмечает директор Института глобальных стратегий Вадим Карасев.— Отставка Ярошенко не означает автоматической отставки Азарова. Но со временем возможно, чтобы премьер-министром стал молодой, телегеничный, визуально правильный, гибкий и достаточно опытный политик, который смог бы повести Партию регионов на выборы".
 
В том, что фигура Валерия Хорошковского внесет разлад в устоявшуюся конфигурацию правительства Николая Азарова, уверен и глава Центра прикладных политических исследований "Пента" Владимир Фесенко. "В свое время Валерий Хорошковский вместе с Инной Богословской ушли из правительства Януковича, выступив против "азаровщины". Азаров сейчас получил две пощечины — отставка Ярошенко и назначение Хорошковского. Теперь открыт вопрос — стоит ли ему работать премьером,— заявил "Ъ" господин Фесенко.— С назначением Хорошковского снимается много вопросов в нынешних отношениях АП и Кабмина, но возникает другая проблема — не стоит забывать об Андрее Клюеве (первый вице-премьер.—"Ъ"). Хорошковский попытается стать главным стратегом финансовой политики, что может уменьшить роль Клюева".

Неизбежное решение

Об увольнении министра финансов Федора Ярошенко вчера стало известно уже в первой половине дня. Не явившись на заседание Кабмина, он встретился с президентом, подав ему заявление об отставке по собственному желанию. "Посоветовавшись с премьером, я попросил президента уволить меня с должности министра финансов. Глава государства поддержал мое предложение",— цитировали вчера господина Ярошенко в пресс-службе администрации президента. Он также отметил, что остается сторонником реформаторского курса Виктора Януковича и после "восстановления формы" намерен просить президента доверить ему работу на "том участке, который тот сочтет целесообразным". Проработав практически два года на руководящей должности, господин Ярошенко считает, что сделал все для улучшения работы министерства. Премьер-министр Николай Азаров отставку своего давнего соратника не комментировал.

Воздержался от оценки деятельности Федора Ярошенко и президент. Вместе с тем в прошлом году министр финансов был одним из наиболее критикуемых им чиновников. Первые претензии появились практически год назад — в апреле глава государства раскритиковал господина Ярошенко за отсутствие налаживания на должном уровне отношений с областями. Через месяц президент сделал еще одно строгое предупреждение министру за недостаточное финансирование программы строительства кораблей класса "корвет": "Топор я уже поднял над вами, думайте все время, чтобы я его не опустил". Уже в октябре недовольство Виктора Януковича вылилось в комплексную проверку Минфина с привлечением сотрудников Госфининспекции, Счетной палаты, Госказначейства, Государственной налоговой службы и СБУ. Однако увольнения тогда так и не последовало.

В окружении экс-министра "Ъ" заявили, что фактически были созданы условия, при которых господин Ярошенко не мог продолжать работать. "Перед формированием бюджета многие были недовольны распределением средств. К тому же на Ярошенко повесили провал переговоров с МВФ",— поясняет источник "Ъ" в Минфине. Напомним, уже после принятия госбюджета первый заместитель главы АП Ирина Акимова, а позже и сам президент заявляли, что главный финансовый документ страны должен быть пересмотрен по результатам первого квартала, так как он "не способствует решению важных социальных проблем". "Ярошенко оказался между двух огней. Нужно было соблюдать жесткие бюджетные параметры, чего требовал МВФ, в то время как те, кто оказался "обделен" бюджетным вниманием, выражали недовольство. Такая же ситуация и с переговорами с МВФ. Это не лично его провал, нужно было сокращать дефицит "Нафтогаза", а это уже не зависело от министра. Это политический вопрос",— считает генеральный директор Бюро экономических и социальных исследований Валерий Гладкий. В вопросе реализации реформ финансовой сферы было сделано все, отмечает экономист Национального института стратегических исследований Алексей Молдован, но чисто формально. "Вопрос в качестве. Да, приняли Налоговый кодекс, но что он дал? Заявили о децентрализации бюджета, но в итоге доходы местных бюджетов увеличились незначительно. Относительно управления госдолгом не сделано ничего",— говорит господин Молдован.

Новый министр должен понимать, считают эксперты, что отчеты о проделанной работе уже не удовлетворят президента, необходимы конкретные результаты. Следует отметить, что среди кандидатур на должность главы Минфина, помимо господина Хорошковского, рассматривались первый заместитель министра экономического развития и торговли Вадим Копылов, ранее работавший и в Минфине, и в налоговых органах, а также первый замглавы Нацбанка Юрий Колобов. Однако приход руководителя СБУ эксперты расценивают как попытку сделать из министерства жесткое силовое ведомство, объединяющее налоговые и таможенные органы. В АП тоже не исключают такого развития событий. "Нынешний глава налоговой службы Александр Клименко, думаю, останется в структуре, а вот руководитель таможни Игорь Калетник или будет делать, что ему скажут, или уйдет",— предполагает господин Гладкий. Среди первоочередных задач Минфина — пересмотр госбюджета и наполнение фонда регионального развития, чего и хотел президент от Федора Ярошенко.

Наталья Непряхина, Валерий Калныш, Ольга Куришко, Валерий Кучерук, КоммерсантЪ

 

Вчера министр внутренних дел Виталий Захарченко заявил, что готовит план объединения МВД с Министерством по вопросам чрезвычайных ситуаций и рядом других ведомств. Господин Захарченко выступает за передачу МВД новых, не свойственных ему функций. Ранее похожие нововведения продвигал глава МЧС Виктор Балога, однако документы, оказавшиеся в распоряжении "Ъ", свидетельствуют, что чиновники расходятся в видении процесса реформирования. В профильном парламентском комитете склоняются к поддержке инициатив господина Балоги, однако эксперты отмечают, что при принятии решения также будет иметь значение близость господина Захарченко к семье президента.
 
С заявлением о готовящихся преобразованиях в МВД Виталий Захарченко выступил на вчерашнем заседании расширенной коллегии министерства. "Сейчас разрабатывается концепция реформирования системы, которая позволит превратить МВД в полноценный государственный механизм обеспечения безопасной жизнедеятельности человека",— сказал министр. Одной из составляющих реформы, по словам господина Захарченко, должна стать передача его министерству новых функций и полномочий, рассредоточенных сегодня в других ведомствах.

Господин Захарченко подчеркивает, что такое укрупнение позволит привести МВД к европейским стандартам. "В большинстве стран (Евросоюза.— "Ъ") МВД многопрофильные, они комплексно решают все возникающие у людей проблемы. Так, в Польше в МВД входят пожарная, пенсионная, пограничная службы, полиция, санитарная инспекция, комиссия по правам человека, департамент здравоохранения, департамент информационного общества и многие другие",— рассказал министр.

Впрочем, столь значительное укрупнение МВД Виталию Захарченко будет сложно обосновать лишь польским опытом. В посольстве Польши в Украине, отвечая на запрос "Ъ", откорректировали данные министра. "Полиция, пожарная служба, пограничники и офис охраны правительства действуют в Польше как отдельные ведомства со своими бюджетами, но все они подчинены министру внутренних дел",— рассказали "Ъ" в дипмиссии. Сведения же о подчинении МВД пенсионной системы, системы здравоохранения и ряда других не соответствуют действительности — этими вопросами в Польше занимаются не зависящие от МВД органы.

Между тем идея усиления Министерства внутренних дел не нова. Инициативу создания объединенного министерства на основе МВД, МЧС и ряда других ведомств еще с начала 2011 года отстаивает глава МЧС Виктор Балога. "Если вы посмотрите на любую страну к западу от Украины, нигде не увидите МЧС. Везде есть только службы спасения, и все они подчинены МВД. Какую схему организации МВД вы ни возьмете — французскую, немецкую или словацкую, везде соблюдается этот принцип",— пояснил вчера "Ъ" господин Балога.

Переговоры о реформировании МВД перешли на стадию подготовки и оформления документов, рассказал "Ъ" собеседник в аппарате Кабинета министров, предоставивший копии писем МВД, МЧС и Министерства юстиции, которое уже подготовило первый вариант пакета документов о проведении реформы. Вовлеченность Минюста подтвердил и господин Балога, резко раскритиковавший эти документы. "Видение, которое предложил Минюст,— это не реформа, а бедлам. Простое арифметическое объединение МЧС и МВД недопустимо",— заявил он "Ъ".

В проектах президентских указов, подготовленных Минюстом, предлагается ликвидировать МЧС, перераспределив его функции между министерствами внутренних дел, социальной политики, энергетики и угольной промышленности, экологии и природных ресурсов и специально созданной Госинспекцией по вопросам труда, горного надзора, промышленной и техногенной безопасности. Последнее ведомство должно также поглотить существующие Госинспекцию техногенной безопасности и Госинспекцию по вопросам труда, горного надзора и промышленной безопасности. Министерству экологии предложено передать гидрометеорологические подразделения МЧС, Минэнерго — управление зоной отчуждения Чернобыльской АЭС, а Минсоцполитики — регуляторные функции.

Основные же полномочия МЧС и его личный состав предполагается передать МВД. Список задач обновленного министерства увеличивается с 81 до 126. При этом в перечне появились довольно неожиданные новые позиции — например, предлагается наделить МВД правом "представлять Кабинет министров в международных организациях и при заключении международных договоров".

Необходимо отметить, что предложенный Минюстом механизм объединения раскритиковали как в МЧС, так и в МВД. В письме за подписью Виталия Захарченко на имя первого вице-премьера Андрея Клюева (копия имеется в распоряжении "Ъ") предлагается еще более нарастить полномочия объединенного министерства. Так, господин Захарченко возражает против делегирования регуляторных и контрольных функций МЧС другим ведомствам, предлагая возложить их на МВД. Хотя сама реформа, предусматривающая укрупнение МВД с сохранением его действующей структуры, возражений министра не вызывает.

Виктор Балога же, критикуя идеи Минюста, придерживается принципиально иной позиции, требуя отложить объединение ведомств до разработки всеобъемлющей реформы МВД. "Ликвидация МЧС с механическим разделением его полномочий между МВД, Минсоцполитики, Минэнерго и Минэкологии не позволит обеспечить эффективную реализацию государственной политики в сфере гражданской обороны. Прежде всего необходимо решить вопрос формирования обновленного МВД",— говорится в письме господина Балоги, направленном в Минюст и переданном также в секретариат Кабмина (копией располагает "Ъ").

Господин Балога, как и господин Захарченко, выступает за дальнейшее укрупнение Министерства внутренних дел: "Одновременно будет целесообразным передать МВД функции государственной пограничной службы, налоговой милиции, отдельные функции других правоохранительных органов". Однако новое МВД не должно быть монолитным ведомством, полагает глава МЧС. Он рекомендует Кабмину создать Госслужбу по вопросам чрезвычайных ситуаций — преемницу МЧС с отдельным бюджетом, которая перейдет в подчинение министра внутренних дел.

В парламентском комитете по вопросам экологической политики, природопользования и ликвидации последствий чернобыльской катастрофы склоняются к поддержке идей господина Балоги. "В том виде, в котором находятся МВД и МЧС, их объединение не только не полезно, но и вредно. Нельзя в погоне за реформами объединять министерства так, чтобы в итоге потерять их функции,— заявил "Ъ" глава подкомитета по вопросам техногенной, радиационной безопасности и чрезвычайных ситуаций Владимир Скубенко (Партия регионов).— Сегодня МВД является полицейским министерством и работает как аппарат насилия, принуждения. Деятельность МЧС, наоборот, носит "спасательный" характер. Их объединение не будет естественным".

Впрочем, на решение президента по данному вопросу могут повлиять и другие факторы. "Сейчас, когда реформу начал лоббировать Захарченко, шансы на ее проведение резко возросли. Затронуты интересы так называемой "семьи", то есть группы, связанной с сыном президента Александром Януковичем",— сказал "Ъ" глава правления Центра прикладных политических исследований "Пента" Владимир Фесенко. Впрочем, эксперт отмечает, что исход реформы еще не определен. "Важны не только пожелания "семьи", но и реакция общества. Опыт админреформы показал, что подобные реорганизации проходят достаточно болезненно, а здесь задействованы ключевые органы власти",— отметил господин Фесенко.

Сергей Сидоренко, КоммерсантЪ

 

Завершающийся год был для Украины судьбоносным. После бурно-бессмысленной пятилетки президентства Виктора Ющенко 2010 год был полон событий, радикально изменивших и форму, и содержание украинской политики. На протяжении года команда Фонда качественной политики вела постоянный анализ событий (event analysis) общественной и политической жизни Украины. Посмотрим на результаты.

 

Консолидация власти

 

Политический 2010 год начался со смены президента и правящей политической силы. Консолидация власти вокруг президента Виктора Януковича и финансово-политических групп, которые входят в Партию регионов и союзные политические силы, обернулась усилением исполнительной власти и одновременно укреплением контроля исполнительной ветви власти над парламентом и судами. В отличие от своего предшественника действующий президент и его администрация сумели провести конституционную реформу, оформив свое полновластие юридически неординарным образом.

 

Измененная в 2004 г. на основе компромисса оранжевых и бело-синих конституция при Януковиче решением Конституционного суда была возвращена в свое докомпромиссное состояние. Тем самым в один момент все правительственные решения и законы, принятые с 1 января 2006 г., стали антиконституционными. Правительство и Верховная рада по кусочку возвращают политической системе конституционность, но процесс и сейчас еще не завершен. Восстановленная конституция 1996 г. быстро вернула страну к кучмовской политической системе, при которой президент стал ключевой фигурой в поддержке баланса сил между финансово-политическими группами. Это позволило вернуть исполнительной власти утерянную было силу. Силу, но не эффективность.

 

Исполнительная власть оформила свою монополию при помощи и малой судебно-административной реформы, и нового (лучше сказать, давно забытого старого) регламента Верховной рады. Украинская судебная система потеряла еще несколько кубических миллиметров и без того скудного пространства независимости. Нынешний украинский парламент вернулся к старым практикам управления парламентскими процессами. В частности, это уменьшило роль партий и повысило роль отдельных депутатов, открыло депутатов для большего давления извне, увеличило коррупционную ситуацию в парламенте. Верховная рада снова стала придатком исполнительной власти.

 

Усиление одной ветви власти и параллельное установление полного контроля над ней со стороны групп, которые входят в Партию регионов, также усилило использование государственных органов в борьбе с оппозицией. Политизированная еще при Викторе Ющенко служба безопасности активно используется в политической борьбе. Также власть серьезно уменьшила поддержку оппозиции со стороны бизнеса. Конечно же, оранжевые силы подавали достаточно примеров такого же стиля борьбы с регионалами в 2005-2006 гг. Но современная ситуация отличается системностью мер и беззащитностью оппозиционеров, гарантом минимальных прав которых выступает разве что Запад.

 

В ответ на системность давления власти оппозиционные партии и группы не смогли объединить усилия. Местные выборы 2010 г. были примером взаимного уничтожения оппозиционных сил. На этом фоне стали усиливаться радикальные настроения — как среди избирателей, так в рядах избранников. Председателями областных, районных и городских советов на Западной Украине стали представители националистов.

 

Виртуальность политики времен Ющенко лишила сегодняшних оппозиционеров тех навыков и инстинктов, которые бы позволили им стать во главе быстро растущего движения недовольных предпринимателей. Оппозиция оказалась неэффективной и в борьбе с правящей партией, и в возвращении себе гражданского доверия. На этом фоне Партии регионов и ее союзникам удалось создать серьезную сеть своего присутствия на трех четвертях земель Украины, сделав страну партийно управляемой при сохранении вертикали власти от центра до района.

 

Следует отдать должное президенту Януковичу в том, что впервые за продолжительное время в нашей стране возобновился процесс развития государственных институтов. Но эволюция и усиление касались лишь тех институтов, которые имеют мало отношения к правам и интересам граждан. Сильнее стал президентский институт, усилилась налоговая администрация. Слабее стал контроль над действиями правоохранителей, ослабился парламент, суды стали более зависимыми, а СМИ — подконтрольными. Да, Украина отошла от пропасти членства в клубе failed states. Однако развитие уводит Украину от пути экономического процветания, демократии и политического плюрализма.

 

В этом году Украина по уровню благосостояния граждан находится на предпоследнем месте среди 40 европейских государств. Украина достигла сомнительной чести быть лидером по объемам финансовой помощи среди стран Центральной и Восточной Европы: с осени 2008 г. Украина договорилась о привлечении кредитов на $32,5 млрд (в том числе от МВФ — на $25,7 млрд, от Всемирного банка — на $3,4 млрд, от ЕС — на $1,3 млрд, от других организаций — на $2,1 млрд). И хотя эти показатели являются следствием политики времен Ющенко, нет никаких оснований верить, что действия правительства 2010 г. изменили ситуацию. Украинская экономика и распределение благ в обществе свидетельствуют о необходимости структурных реформ, которые были обещаны президентом Януковичем, но так и не были начаты в 2010 г.

 

Сужение гражданских свобод

 

На фоне монополизации власти произошло значительное сужение гражданских свобод на Украине. Первыми под удар попали украинские массмедиа. Где силой неофициальной цензуры, где при помощи влияния на собственников СМИ, а где и подкупом журналистов действующей администрации удалось установить контроль над информационным пространством. Неинституализированная в оранжевый период свобода слова была быстро свернута. В рейтинге свободы слова «Репортеров без границ» в 2010 г. Украина опустилась на 42 позиции и заняла 131-е место.

 

Негативное развитие происходит и в сфере защиты прав граждан. Некоторые законодательные инициативы, начатые еще во времена президентства Ющенко, в частности проект закона «О доступе к публичной информации» и пакет антикоррупционных законов (введение в действие которого трижды откладывалось за последние полтора года), могли существенно усилить эффективность и подотчетность исполнительной власти без риска ограничения гражданских свобод. Но в 2010 г., несмотря на общественный запрос и давление со стороны европейских структур, ни один из законов так и не вступил в силу.

 

Возобновилось забытое на пять лет давление на правозащитные организации. В этом году все чаще мы были свидетелями акций правоохранительных органов против правозащитников и независимых гражданских организаций.

 

Таким образом, я имею все основания утверждать, что в 2010 г. мы, граждане Украины, каждый месяц постепенно теряли свои права и свободы, а институты, которые могли противостоять этому процессу, были значительно ослаблены.

 

Внешняя политика

 

Сверхинтенсивный диалог президентов и правительств Украины и России так и не привел к взаимовыгодным торговым и политическим связям. Главные проблемы (принципы сотрудничества в энергетическом секторе, рамки регионального взаимодействия, границы) остались без решения. Ключевые стратегические задания внешней политики Украины на Западе — заключение договора о зоне свободной торговли, об ассоциации с ЕС и о безвизовом режиме со странами — членами ЕС — не были выполнены.

 

Следует отдать должное администрации Януковича, которая во втором полугодии 2010 г. усилила диалог с лидерами ЕС и США. Но сбалансировать внешнюю политику пока не удалось. В этом году Украина снова проявила себя объектом международных отношений. Со стороны Москвы и Брюсселя усилилась лексика неприятия многовекторности Украины: внешнеполитические партнеры усилили на нас давление в связи с выбором между вступлением в зону свободной торговли с ЕС и присоединением к Таможенному союзу России, Белоруссии и Казахстана. Неосторожные шаги первого полугодия значительно ослабили международные позиции Украины.

 

В целом за последний год заметно снизился институциональный потенциал демократического развития Украины, связанный с перераспределением полномочий и влиятельности ветвей власти. С этих пор Восточная Европа, за исключением Молдавии, состоит из стагнирующих политических режимов, где существенно ограничены гражданские права и свободы. Оранжевая революция была вызовом постсоветским тенденциям и трендам, отказом в покорности, брошенным в лицо восточноевропейской судьбе. Однако судьба посмеялась над нами в этом году. В 2010 г. восточноевропейские страны окончательно заявили о себе как о регионе многообразия несвобод: от белорусской жесткой диктатуры до российского лениво-виртуального авторитаризма и украинской олигархии.

Михаил Минаков, Ведомости

Вы здесь: Home Новости Политика Дайджест СМИ